Названия лекарств. Генерические наименования препаратов в фармакологии

Обновлено: 03.02.2023

Лекарственные препараты имеют по несколько наименований. После первоначального изобретения препарата ему присваивают химическое наименование, описывающее атомарную или молекулярную структуру данного препарата. Таким образом, химическое наименование, как правило, слишком сложно и громоздко для использования в общих целях. Далее принимается к использованию сокращенный вариант химического наименования или кодовое наименование (например, RU 486) для удобства обмена информацией между исследователями.

Как только препарат получает одобрение Управления США по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных средств (Food and Drug Administration, FDA — государственного органа США, отвечающего за безопасность и эффективность лекарственных препаратов, которые реализуются на рынке Соединенных Штатов Америки), ему присваивается

генерическое (официальное) наименование

Брендовое (патентованное, торговая марка или торговое) наименование

Например, фенитоин — это генерическое наименование, а Dilantin — это брендовое наименование того же лекарственного препарата, который является широко применяемым противосудорожным препаратом.

В Соединенных Штатах Америки генерические наименования присваивает официальная организация — Совет Соединенных Штатов Америки по присвоению наименований лекарственным препаратам (United States Adopted Names, USAN).

Брендовое наименование разрабатывается компанией, которая подает заявку на регистрацию лекарственного препарата; оно идентифицирует данный препарат, как исключительную собственность данной компании.

Когда препарат находится под патентной защитой, компания реализует его на рынке под брендовым наименованием. Когда лекарственный препарат непатентован (больше не находится под патентной защитой), компания может реализовать его на рынке как под генерическим наименованием, так и под брендовым наименованием. Другие компании, которые подают заявку на разрешение реализации на рынке непатентованного лекарственного препарата, обязаны использовать то же генерическое наименование, но могут при этом создать свое собственное брендовое наименование. В результате этого один и тот же лекарственный препарат-генерик может продаваться или под генерическим наименованием (например, ибупрофен), или под одним из многих брендовых наименований (например, Advil или Motrin).

Как генерические, так и брендовые наименования должны быть уникальными, чтобы при выписке рецептов и выдаче препаратов один препарат не перепутали с другим. Чтобы предотвратить возможную путаницу, FDA должно согласовывать каждое предлагаемое брендовое наименование.

Правительственные чиновники, врачи, фармацевты, исследователи и другие лица, которые пишут о новом лекарственном веществе, используют генерическое наименование, поскольку оно относится к самому препарату, а не к торговой марке определенной компании или к конкретной продукции. Тем не менее, выписывая лекарства, врачи часто используют брендовые наименования, поскольку они легче запоминаются и врачи, как правило, запоминают новые препараты по брендовым наименованиям.

Генерические наименования, как правило, более сложные и их тяжелее запомнить, чем брендовые наименования. Многие из генерических наименований представляют собой сокращенные варианты химических наименований препаратов, их структуры или формулы. В противоположность этому, брендовые наименования обычно броские, часто указывают на область предполагаемого использования лекарственного препарата и относительно легко запоминаются; таким образом, врачи выписывают препарат, а пациенты ищут его в аптеках, ориентируясь именно на это наименование. Брендовые наименования часто ссылаются на характеристики данного лекарственного препарата. Например, препарат Lopressor снижает артериальное давление (от англ. «low» — «низкий» и «pressure» — давление), Glucotrol контролирует повышенный уровень глюкозы в крови, а Skelaxin расслабляет скелетные мышцы (от англ. «skeleton» — «скелет» и «relax» — «расслаблять»). Иногда брендовое наименование представляет собой всего лишь сокращенный вариант генерического наименования лекарственного препарата, например, Minocin от «миноциклин».

Применительно к продуктам питания и бытовым продуктам термин генерик означает менее дорогую, иногда и менее эффективную или низшего качества копию оригинального брендового продукта. Тем не менее, несмотря на то, что большинство лекарственных препаратов-генериков не такие дорогие, как сопоставимые брендовые препараты, они имеют такую же эффективность и такое же качество, как и брендовые лекарственные препараты (см. Биоэквивалентность и взаимозаменяемость генерических препаратов Биоэквивалентность и взаимозаменяемость генерических препаратов Когда одна компания разрабатывает генерическую версию брендового препарата другой компании, специалисты по лекарственным формам препаратов новой компании должны выяснить, как производить этот. Прочитайте дополнительные сведения ). Фактически, производители генерических препаратов изготавливают многие брендовые препараты для компаний, которые являются собственниками этих брендовых наименований. Иногда на рынке представлены более одной генерической версии какого-либо лекарственного препарата. Например, многие производители продают свои версии ацетаминофена, безрецептурного препарата, обычно применяемого для облегчения боли и снижения температуры.

Названия лекарств. Генерические наименования препаратов в фармакологии

Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) в 2004 г. приняла резолюцию, провозгласившую радикальное увеличение безопасности лечения приоритетной задачей ВОЗ [1]. В этой резолюции особый акцент сделан на право больного знать все о своем заболевании, методах его лечения и на необходимости получения информированного согласия больного на лечение. В связи с этим следует учитывать, что информированное согласие предполагает заведомое разъяснение пациенту различий между «аналогами» лекарственных средств (ЛС). Однако только 60% врачей обнаруживают знакомство с такой постановкой вопроса [2].

Литература
1. Мешковский А.П. Место дженериков в лекарственном обеспечении. Фарматека. 2003; 3: 103-4.
2. Белоусов Ю.Б. Дженерики - мифы и реалии. Remedium. 2003;7-8: 4-9.
3. Иванов С. Выступление на встрече с членами Общественной палаты. Заседание, посвященное промышленности и инновациям. МГТУ имени Баумана. 2007; 18.05.
4. Панюшин Р. Оригинальные и дженериковые препараты: единство или борьба противопо¬ложностей? Фарм. вестник. 2003; 16: 23-25.
5. ЕМЕА, The rules governing medicinal products in the European Union Investigation of Bioavailability and Bioequivalence.1998; 3C: 231-244.
6. FDA, Electronic Orange Book. Approved Drug Products with Therapeutic Equivalence Evaluations, 23th Edition, 2003.
7. Материалы семинара «Совершенствование процесса регистрации и контроль качества лекарственных средств». Казахст. //Фармацевтический вестник. 16.10.2005.
8. Верткин А.Л., О.Б.Талибов О.Б. Генерики и эквивалентность - что стоит за терминами. Неотложная терапия. 2004; 1-2: 16-17.
9. Чумак В. Т. Оборот лекарственных средств в Украине. Проблемы и перспективы. Материалы І Международной конференции «Клинические испытания лекарственных средств в Украине». Киев, 2006, ноябрь.
10. Nightingale CH. A survey of the Quility of Generic Clarithromydn Product from 13 Countries. Clin Drug Invest 2000; 19: 293-05.
11. A UK-based retrospective study by CRAWFORD et al Seizure. 1996; 5: 1-5.
12. Насонова В.А. Особенности применения различных форм диклофенака натрия при болезнях мягких тканей плечевого пояса и боли в нижней части спины. Consilium medicum. 2006; 2 (8): 45-48.
13. Недогода С.В., Марченко И.В., Чаляби Т.А. Сравнительная антигипертензивная эффективность генериков ангиотензинпревращающего фермента эналаприла (ренитека, энапа, эднита, инворила, энваса и энама) и стоимость лечения у больных гипертонической болезнью. Артериальная гипертония. 2000; 1: 52-5.
14. Сущук Е.А. Симпозиум «Исследования по биоэквивалентности препаратов как основа для рационального использования генериков». Конгресс «Человек и лекарство», 3 апреля 2006 г.
15. The rules governing medicinal products in the European Union. Investigation of Bioavailability and Bioequivalence.1998; 3C: 231-244.
16. Марцевич С.Ю., Кутишенко Н.П., Дмитриева Н.А., Белолипецкая В.Г. Выбор лекарственного препарата в кардиологии: на что должен ориентироваться практический врач? Кардиоваскул. тер. и профилактика. 2004; 4: 77-82.
17. Гарматина Ю. Реклама против закона. //АиФ-Здоровье. 2004; 11, март: 2.
18. Рабочее совещание ВОЗ: Политика в области информации о ЛС в странах Европы и в Новых Независимых Государствах. Хиллеред. 1996; 27.03-2.04

Оригинальные лекарственные препараты и дженерики

Прогресс человечества обеспечивают первооткрыватели, а развитие фармацевтической отрасли - разработчики новых лекарственных средств и технологий их производства. Каждое их открытие - это еще одна надежда для пациентов и очередной вклад в современную врачебную практику. По данным ВОЗ, с 1950 г. продолжительность жизни на общемировом уровне увеличилась более чем на 20 лет. Этот беспрецедентный социальный эффект достигнут в значительной степени благодаря новым лекарствам. Не будет преувеличением сказать, что инновациями проложен спасительный путь от неизлечимости к излечимости, к большей эффективности и безопасности лечения.

По горячему следу: оригинальные препараты и их копии

Быть первопроходцем всегда сложнее. Разработка оригинальных (инновационных) лекарственных средств - процесс наукоемкий, длительный, требующий больших интеллектуальных, финансовых и организационных ресурсов. Сотни миллионов долларов, затраченные на получение новой фармацевтической субстанции, определяют высокую стоимость созданного на ее основе препарата. Это цена, которую все мы платим за возможность не только иметь фармацевтическую науку, но и развивать ее.

Законы рынка отменить нельзя, и вряд ли возможно лишить других производителей права повторить (разумеется, на законных основаниях) оригинальный препарат и предложить потребителю эту «копию» (дженерик) под своим торговым наименованием. Словом, по проложенному инновационными компаниями «горячему следу» без промедления готовы устремиться конкуренты. И не только устремиться, но и «обогнать», добившись - за счет более низкой цены - перевеса (порой весьма существенного) в объемах продаж. Примеры, когда дженерик покупают чаще, чем оригинальный препарат, с которого он «скопирован», известны каждому первостольнику.

Соперничество участников рынка - полезное явление, если только конкуренты поставлены в равные условия. В данном же случае идущие по следу имеют гигантское преимущество - им не приходится тратить огромные средства на создание «новой формулы». А средства действительно большие. Например, по словам Юрия Мочалина, директора по корпоративным связям и работе с государственными органами компании «АстраЗенека», международная биофармацевтическая компания «АстраЗенека» ежегодно вкладывает в исследования и разработки более 4 млрд $ США. Не обремененные подобным уровнем затрат дженериковые компании могут предложить свой продукт по значительно более низкой цене, и рыночные позиции соответствующего оригинального препарата неизбежно пострадают от неравной конкуренции.

Если продукция инновационных компаний перестанет окупаться, станет низкорентабельной, это приведет к свертыванию или замедлению и без того длительного процесса разработки новинок фармацевтической науки. Подобная перспектива невыгодна не только самим создателям оригинальных лекарственных средств, но и пациентам, врачам, а также - как это ни странно - и формальным конкурентам, дженериковым компаниям, поскольку им в таком случае нечего будет воспроизводить.

Защитные меры: патентная защита лекарственных средств

Для того чтобы избежать этого, нужно компенсировать инновационным компаниям неравные условия существования на рынке. Сделать это позволяет один из инструментов патентного права - запрет воспроизводства оригинальной формулы на срок, установленный законодательством. Благодаря ему обладатель патента на новое лекарственное средство на время избавляется от заведомо неравной конкуренции. Данная исключительная мера дает инновационным компаниям возможность окупить расходы на создание препарата и получить прибыль, необходимую для дальнейших инвестиций в разработку лекарственных средств.

Продолжительность действия этой компенсаторной привилегии правообладателя в нашей стране, согласно п. 1. ст. 1363 Гражданского кодекса, составляет 20 лет. Отсчет идет, разумеется, не с момента появления препарата на рынке, а со дня подачи первоначальной заявки на выдачу патента. Но от начала разработки оригинальной формулы до ее «премьеры» порой проходит до 10-15 лет. Таким образом, на практике инновационные компании пользуются преимуществами патентной защиты не так долго, как это кажется на первый взгляд. При этом производители, как правило, стремятся заранее подогреть интерес к своему новому бренду, чтобы «премьера» препарата на рынке сразу ознаменовалась высоким уровнем продаж.

В США действует 12-летний срок патентной защиты для лекарственных средств биологического происхождения и 20-летний - для препаратов, полученных путем химического синтеза. В странах Евросоюза срок действия патента может быть увеличен до 25 лет.

Другой формой защиты интеллектуальной собственности в сфере фармацевтических изобретений является эксклюзивность данных исследований компании-разработчика. Недавнее присоединение России к ВТО (23 августа 2012 г.) означает вступление в законную силу новой нормы. Комментируя ее, Владимир Шипков, исполнительный директор Ассоциации международных фармацевтических производителей (AIPM), отмечает, что теперь в течение 6 лет с момента регистрации оригинального препарата ни одна другая компания не может воспользоваться результатами его доклинических и клинических исследований для вывода на рынок своего (воспроизведенного) продукта. Правда, по словам Юрия Мочалина, директора по корпоративным связям и работе с государственными органами компании «АстраЗенека» (входящей в Ассоциацию), данная норма федерального закона пока не имеет подзаконных актов и потому еще не применяется. Минздравсоцразвития в настоящее время работает над написанием таких актов, и Ассоциация принимает в этой работе активное участие, для того чтобы норма об эксклюзивности данных стала живой.

Понятно, что первое, почти инстинктивное желание любого покупателя - приобрести лекарство как можно дешевле. Поэтому, казалось бы, ему не выгодна такая формально «протекционистская» мера, как патентная защита. Но это только на первый взгляд. Потребитель, он же пациент, косвенно заинтересован в продолжении фармацевтических исследований, появлении на рынке и незамедлительном внедрении в лечебную практику новых поколений лекарственных средств - всё более эффективных, безопасных, селективно действующих. «Переплачивая» за бренд, он заботится (в подавляющем большинстве случаев неосознанно) о своем будущем, о том дне, когда какое-то лекарство, пока еще не созданное, поможет ему, его детям, внукам, может быть, даже спасет их.

Тем более что в «лекарственном портфеле» многих инновационных компаний присутствуют орфанные препараты, которые окупаются долго и не приносят большой прибыли. Их разработка и производство являются следствием осознания ответственности перед каждым пациентом в отдельности. Компании-конкуренты нечасто проявляют интерес к воспроизводству лекарственных средств для лечения редких нозологий. Получается, что патентное право является инструментом защиты не только инновационных компаний, их инвестиций в фармацевтические исследования, но и жизненно важных долгосрочных интересов потребителя.

Конкурентный «симбиоз»: роль дженериков в развитии фармацевтического рынка

С другой стороны, разумное ограничение срока патентной защиты уберегает как участников отрасли, так и пациентов от неоправданно затянувшегося монополизма правообладателя. В этом смысл и польза присутствия на рынке дженериковых компаний: они формируют в лекарственном секторе конкурентную среду, наличие которой - в интересах потребителя.

Производители дженериков, как правило, заранее готовятся к тому знаменательному дню, когда правообладатель теряет свое исключительное право. Их активность особенно велика, если речь идет о широко востребованном лекарственном средстве. Появление на рынке законных «копий» обычно происходит почти сразу после того, как истекает срок патентной защиты. Два или более торговых наименований, содержащих одну и ту же фармацевтическую субстанцию, начинают конкурировать, происходит распределение рынка данного лекарственного средства (ранее целиком принадлежавшего оригиналу) между субъектами конкуренции, и это может привести к падению - порой весьма значительному - продаж более дорогого оригинального препарата.

И всё же, отношения инновационных и дженериковых компаний неправильно сводить исключительно к конкурентной борьбе. Обе стороны в какой-то степени нуждаются друг в друге, а потребитель их продукции - в здоровом соперничестве между ними. Производители дженериков, как отмечалось выше, кровно заинтересованы в развитии инноваций, чтобы было что воспроизводить.

Польза создателей оригинальных препаратов от благополучия их соперников менее очевидна, но следует принять во внимание, что отсутствие конкурентной борьбы всегда сказывается на рынке и его участниках отрицательно. Реалии фармацевтической отрасли в виде неотвратимо приближающегося окончания срока патентной защиты и готовых к старту дженериковых компаний не дают производителям оригиналов расслабиться и потерять динамику новых разработок, почивая на лаврах предыдущих достижений. Потребителю же этот конкурентный «симбиоз» вдвойне выгоден. У него появляется возможность выбора с учётом совокупности таких факторов, как качество и бренд препарата, назначение или рекомендации врача, советы фармацевтического работника, привычка пациента к конкретному наименованию, «которое ему помогает», цена препарата.

Выбор и статистика

Ранжирование этих факторов по степени значимости в нашей стране сильно зависит от географии. В Москве и других крупных городах брендам предпочтение отдают чаще, особенно если их советуют фармацевтические работники. Привязанность потребителя к конкретной аптеке либо аптечной сети, то есть аптечному бренду, нередко подразумевает его доверие к рекомендациям первостольников и тем продуктам, которые они предлагают. Для покупателей с ограниченным достатком, где бы они ни проживали, ключевое значение, как правило, имеет цена.

Один из перечисленных выше факторов всё же стоит особняком и претендует на относительную пальму первенства. Речь идет о назначении врача. Большинство пациентов мало осведомлены о таких профессиональных материях, как «оригинальный препарат», «дженерик», не очень понимают, что такое «аналог». Даже специалистам порой приходится вспоминать, какой из препаратов одного и того же МНН является оригиналом, а какие - его «копиями» (особенно если речь идет о наименованиях, присутствующих на рынке не первое десятилетие).

Покупатели, как правило, спрашивают в аптеке то торговое наименование, которое прописал (рекомендовал) доктор и которое отпечатано на упаковке большими буквами. На другом названии, которое выведено мелким шрифтом (МНН), массовый потребитель обычно внимание не фокусирует. Таким образом, во многих случаях амбулаторного лечения и особенно в госпитальной практике выбор между оригинальным препаратом и дженериком делает медицинский работник.

Реализованные предпочтения потребителей, медицинских работников, организаторов здравоохранения в совокупности формируют статистику. По данным маркетингового агентства DSM Group, в стоимостном выражении доля оригинальных препаратов (препараты, которые защищены патентом или были защищены патентом, то есть первые в МНН) на российском фармацевтическом рынке за последние 3 года существенно не менялась и составляет примерно 41%. В натуральном же объеме доля оригиналов значительно ниже - около 12%. Разумеется, это связано с тем, что они стоят дороже дженериков. При этом, опять же согласно данным DSM Group, средняя стоимость оригинального препарата - приблизительно 500 руб., тогда как дженерикового - около 100 руб. DSM Group прогнозирует, что существенного перераспределения долей рынка в пользу дженериковых препаратов в текущем и следующем году не будет. Волна изменений возможна после 2014 года, когда многие оригинальные препараты выйдут из-под патентной защиты.

Бренд-дженерики

В секторе мирового производства дженериков имеют место различные тенденции. Многие препараты воспроизведенных лекарственных средств, безусловно, не могут в полной мере (терапевтически, фармакологически) считаться эквивалентными своим оригиналам. Но есть немало и обратных примеров. Качество продукта лидеров дженерикового сектора достаточно высоко, чтобы название этих компаний воспринималось как бренд.

Кроме того, в стремлении придать дополнительную устойчивость своему бизнесу некоторые инновационные компании диверсифицируют свою деятельность, создавая и развивая дженериковое направление. Показательный пример - «Сандоз», дженериковое подразделение группы компаний «Новартис». То есть рынок препаратов на основе воспроизведенных лекарственных средств неоднороден, и из него можно выделить сегмент «брендированных» дженериков, обеспеченных торговой маркой и качеством технологий ведущих производителей. Из этого следует, что реальностью фармацевтической отрасли является не только конкуренция оригинальных препаратов и их «аналогов», но и ценовая «война» в дженериковом секторе, обычно «подгоняемая» теми участниками рынка, продукцию которых можно назвать «небрендированной».

Если этот процесс приобретает «демпинговый» характер, то наукоемкая фармацевтическая отрасль, в отличие от многих других областей экономики, скорее, страдает, чем выигрывает от подобных тенденций. Каждая единица прибыли, потерянная теми, кто вкладывает ее в исследовательскую базу, новые разработки, совершенствование производства оригинальных препаратов и высококачественных дженериков, оборачивается замедлением темпов развития инновационного и технологического потенциала фармацевтической науки и индустрии. Но ограничить эти тенденции или вводить нижние пороги цен вряд ли возможно.

Баланс и перспектива

Не только инновационные компании диверсифицируют свою деятельность. Политика некоторых лидеров дженерикового сектора демонстрирует более или менее выраженный поворот в сторону развития научно-исследовательского направления, разработки и приобретения ноу-хау. Вице-президент по стратегическому развитию компании «Акрихин» Рустам Иксанов обращает внимание на то, что всем производителям приходится решать вопрос: как поддержать рост, когда количество «новых формул» в мире из года в год уменьшается. Именно поэтому «Акрихин» направляет свои усилия на создание так называемых «дженерик плюс» продуктов, то есть дженериков с добавленной стоимостью (дженерики с признаками оригинальности). При этом, конечно, следует иметь в виду, что дженериковая компания не может трансформироваться в оригинатора, это принципиально разные бизнес-модели

Алексей Ковалёв, директор по продажам фармацевтической компании «Вертекс», видит перспективу в том, чтобы делать ставку на инновации, производство ноу-хау, препараты с элементами оригинальности. Это позволит обеспечить стабильное существование компании, укрепить ее положение на рынке и создать управляемую часть ассортимента, свободную от влияния внешних факторов и экономической ситуации. Другими приоритетными мерами, по мнению Алексея Ковалёва, являются отслеживание сроков действия патентов на оригинальные препараты и производство бренд-дженериков. По сравнению с небрендированными, жизненный цикл у них дольше, а цена выше. Она длительное время остается стабильной и даже растет. В числе мер, способствующих успешному продвижению бренд-дженериков, Алексей Ковалёв обозначает повышение осведомленности потребителей об этом классе лекарственных продуктов.

Однако не все производители считают возможным и целесообразным развивать оба направления. Как отмечает Юрий Мочалин, директор по корпоративным связям и работе с государственными органами компании «АстраЗенека», есть участники отрасли, которые принимают решение не диверсифицировать свою деятельность, и к ним относится «АстраЗенека». Достаточно привлекательным выглядит иметь собственное дженериковое подразделение, которое позволило бы использовать новые возможности. Тем не менее, «АстраЗенека» придерживается принятого стратегического решения оставаться в инновационном секторе. Решение об этом было принято после слияния двух компаний «Астра» и «Зенека» в 1999 г., и оно с тех пор не менялось. «У нас никаких девиаций в глобальной стратегии не ожидается», - заключает Юрий Мочалин.

Как показывают приведенные выше данные маркетингового агентства DSM Group, соотношение долей рынков оригиналов и дженериков в последние годы довольно стабильно. Способно ли недавнее вступление России в ВТО оказать влияние на этот своеобразный баланс, покажет время. Пока для положительного ответа на этот вопрос оснований недостаточно. На соотношение оригинальных препаратов и дженериков может повлиять внедрение системы лекарственного страхования. Это отдельный большой вопрос, зависящий от того, какая из моделей данного механизма социального обеспечения будет взята за основу в нашей стране.

Генерические и оригинальные лекарственные средства (особенности терминологии)




Современный фармацевтический рынок. Основные понятия и термины.

Современный мировой фармацевтический рынок - это рынок, насыщенный генерическими лекарственными средствами, т.к. около 80% лекарственных средств (от общего количества наименований), производимых и находящихся в розничной и оптовой реализации, приходится на генерические (воспроизведенные) лекарственные средства.

Генерическое лекарственное средство (родовой препарат) - это лекарственное средство, которое содержит одно и то же фармакологически активное вещество (фармацевтическую субстанцию) в одинаковой дозе и той же лекарственной форме, что и оригинальное лекарственное средство, является эквивалентным оригинальному средству по качеству, эффективности и профилю безопасности и производится без лицензии компании, владеющей оригинальным лекарственным средством, и реализуется после истечения срока действия патента или других эксклюзивных прав на производство и реализацию оригинала.

Таким образом, присутствие на рынке генерических средств обусловлено, прежде всего, истечением сроков патентной защиты на производство оригинальных средств. Срок патентной защиты лекарственного средства, как правило, составляет не более 20 лет.

В настоящее время генерические лекарственные средства могут быть реализованы как под международными непатентованными наименованиями, так и под новыми торговыми названиями. Допускается присутствие на фармацевтическом рынке страны генерических средств в разных лекарственных формах и\или дозах, отличных от оригинальных средств.

Немаловажным аспектом остаются финансовые затраты на фармацевтическую разработку и производство лекарственных средств. При этом для создания и выведения на фармацевтический рынок оригинального лекарственного средства необходимо затратить от 2 до 10 - 15 млн. долларов в течение 10 - 15 лет. Безусловно, значительные расходы денежных средств и длительное исследование могут себе позволить только крупные фармацевтические компании. Что касается средних и мелких фармацевтических заводов, то для них остается возможность использовать уже «готовые» разработки и приспосабливать их для конкретных условий производства.

Существует также понятие инновационного лекарственного средства, которое имеет некоторые преимущества по сравнению с оригинальным лекарственным средством (например, модификация высвобождения действующего компонента во времени).

На фармацевтическом рынке различных стран присутствуют также супергенерики, которые по сравнению с оригинальными лекарственными средствами имеют большую биодоступность, но содержат в своем составе один и тот же фармакологически активный компонент.

В зависимости от уровня доказательности эквивалентности (соответствия) генерика оригиналу выделяют два больших класса генерических лекарственных средств:

1) класс А: генерическое средство терапевтически эквивалентно оригинальному, т.е. по результатам клинических испытаний показана их полная идентичность по эффективности и профилю безопасности, фармакокинетические параметры могут отличаться не более, чем на 5%. В данном случае генерик полностью может заменить оригинал при медицинском применении.

2) класс В: генерическое средство биоэквивалентно оригинальному, т.е. клинические испытания эффективности и безопасности не назначались, была изучена фармакокинетика генерика в сравнении с оригиналом на людях (биологическая эквивалентность). Совпадение фармакокинетических профилей допускается в диапазоне от 80% до 125%. Генерик класса В не может являться автоматической заменой оригинальному средству.

Следует отметить, что ряд генериков вообще не проходит клинических и/или биоэквивалентных испытаний.

Такие средства называют фармацевтически эквивалентными, они содержат в своем составе равное количество фармакологически активного вещества (отличия не более, чем на 5%) и произведены в соответствие со стандартами GMP.

В итоге, к реализации государственными органами допущены лекарственные средства, имеющие различный уровень доказательства эффективности, безопасности и качества. При этом многие производители лекарственных средств не информируют специалистов и население о характере этого уровня. В результате возникают проблемы при выборе лекарственного средства для лечения, диагностики или профилактики заболеваний; замене оригинала генериком и подборе того или иного генерика среди множества средств, представленных в ассортименте аптек. Значение в данной ситуации для многих граждан приобретает цена, а не данные о терапевтической эффективности и безопасности. Поэтому остается открытым вопрос о предоставлении фармацевтическими компаниями более полной информации о генерических средствах в плане изучениях их эквивалентности оригинальным средствам и возможности замены при медицинском применении.

Можете ли привести пример замены оригинального препарата на генерик, с указанным (отличным от оригинального) кодом терапевтической эквивалентности.

По-моему рядовому специалисту, даже зная эти незначительные отличия трудно подобрать оптимальную дозу генерического препарата (если разница в 10-15 %). Или существует какая-либо "формула" пересчета дозы при назначении нового препарата? Ведь в нашей стране, как правило, просто заменяют один препарат на генерик, учитывая лишь идентичность дозировки.

В данном случае (когда речь идет о генериках класса А) в клинических исследованиях показана полная идентичность профиля безопасности и терапевтической эффективности, несмотря не небольшие фармакокинетические отличия (не более 5%). Оригинальное (брэндовое) лекарственное средство можно автоматически (т.е. без учета какого-либо пересчета) заменить генериком. Доза в случае замены ключевой роли не играет, играют другие вспомогательные вещества, технология производства и прочее. При выборе генерика нужно скорее руководствоваться соображениями максимального приближения его получения к оригиналу.

Добавлю еще один момент, в случае диапазона дозы играет роль широта плато максимального эффекта, которая в различных лекарственных средствах различна.

Пример замены, плавикс и зилт (клопидогрель), ципробай и ципринол (ципрофлоксацин), зилт и ципринол - генерики класса А.

Спасибо, с генериками класса А понятно, а можете ли привести пример рассчета дозы при замене оригинального препарата на генерик класса В (ренитек и энам, бетасерк и верист и т.д.)? Т.е. приемлимо ли это или категорически недопустимо, учитывая разброс дозы для достижения терапевтического эффекта(натолкнулась на эту информацию в сети)?

В случае генериков класса В априори считается, что они по эффективности ниже, чем оригиналы, т.к. фармакокинетические параметры несколько ниже. Но любая терапевтическая доза выбрана, исходя из исследования зависимости доза - эффект. При этом доза выбирается из интервала плато максимума эффекта. Поэтому как бы колебания дозы в пределах 20% не должны влиять на эффект.

Проблема кроется в фармацевтической эквивалентности, когда не были проведены ни клинические, ни биоэквивалентные исследования. В данном случае, никто не знает даже профиля концентрации во времени.

Формул пересчета нет, т.к. кривую зависимости доза - эффект трудно описать математически и вывести из нее опредленный расчет.

Наименования препаратов: генерическое и брендовое

Препарат, реализацией которого на рынке занимаются несколько компаний, может иметь несколько брендовых наименований. Препарат, который производится в одной стране и реализуется на рынках нескольких стран, может иметь различные брендовые наименования в каждой из этих стран.

В этой книге, насколько это возможно, использовались генерические (непатентованные) наименования. Тем не менее, поскольку брендовые наименования используются часто и могут быть более узнаваемыми, генерические препараты, упомянутые в этой книге, представлены ниже в алфавитном порядке вместе со многими их брендовыми наименованиями. Далее следует вторая таблица, в которой в алфавитном порядке перечислены брендовые наименования вместе с соответствующими генерическими наименованиями.

За редкими исключениями, брендовые наименования, представленные в этих таблицах, ограничены названиями препаратов, присутствующих на рынке Соединенных Штатов Америки. Эти таблицы ни в коем случае не являются исчерпывающими и не преследуют цель упомянуть каждое брендовое наименование, используемое в настоящее время по отношению к каждому лекарственному препарату. Тот факт, что какой-либо препарат был внесен в эти таблицы, не означает одобрения его использования, как и того, что данный препарат является эффективным или безопасным. Многие препараты реализуются практически исключительно под их генерическими наименованиями. Внесение брендового наименования такого препарата в эти таблицы не означает призыва к его применению и не должно расцениваться как предпочтительная рекомендация препарата с брендовым наименованием в сравнении с его генерической версией.

Решение о том, что лучше использовать — фирменный препарат или генерическую версию препарата, может быть довольно непростым. Лучше всего такого рода вопросы обсуждать с врачом или фармацевтом.

Читайте также: