Талассоотиты или мареотиты. Механизмы развития мареотитов

Обновлено: 04.12.2022

Профилактика мареотитов. Акцелеротравма уха

Меры профилактики мареотитов:
1) врачебные консультации отдельных лиц для установки ограничения показаний к водному спорту и талассотерапии; поголовные медицинские осмотры контингентов войсковых частей, санаториев, пионерских лагерей и т. д., преследующие ту же цель;

2) периодический врачебный осмотр тех лиц, которые во время или после купания или ныряния испытывают что-либо неприятное или ненормальное (например, ощущают сильный шум в ушах, глохнут, жалуются на аутофонию, головную боль, становятся после купания неестественно вялыми, бледными и т. д.);
3) использование во время купания резиновых чепчиков или ватных провазелиненных затычек для наружного слухового прохода;
4) тщательное соблюдение всех правил «водной» гигиены и предосторожностей для купающихся, особенно для больных с ушными заболеваниями, для которых купание и погружение в воду вообще должны допускаться как крайнее исключение, а при некоторых вышеупомянутых формах (эпитимпаниты, острые средние отиты и обострение хронических процессов в ЛОРорганах) категорически запрещается.
Лечение уже развившегося мареотита по существу не отличается от лечения острого воспаления среднего уха.

мареотиты

Акцелеротравма

Латинское слово acceleratio—ускорение—послужило поводом к названию «акцелеротравма». Таким термином обозначается травма от перемещений тела в пространстве нефизиологического характера, например при изменениях скорости движения самолетов, лифтов, парашютных прыжках, укачивании на морских судах и т. п. Эта разновидность механотравмы может отражаться на структуре и функции вестибулярного органа и других органов тела.

Однако если изменение сил постоянно действующих на наше тело или случайных, происходит внезапно или достигает большой величины, то характер воздействия может уже выходить за пределы акцелеротравмы, понимаемой в узком смысле (как вестибулярное раздражение), и может стать простым механическим насилием, действующим как тупой удар и нередко ведущим к разрушению тех или других тканей и органов. Следовательно, под акцелеротравмой понимается некоторое среднего объема действие акцелерофактора.

Измерителем силы, как известно, служит придаваемое ей ускорение, и если считать, что масса всего организма или одного из его органов как объект изучения остается до действия и после него постоянной величиной, то ускорениями можно пользоваться как индикатором сил.

Приведем некоторые данные, необходимые для более детального знакомства с акцелеротравмой, которая с точки зрения отоларингологии может рассматриваться как синоним травмы вестибулярного аппарата.

Производственная техника и транспортные задания часто ставят перед нами проблемы изучения особых-, необычных условий для организма человека и, в частности, его органов чувств, в том числе факторов, связанных с перемещением тела в пространстве. Одним из соответственных органов чувств является вестибулярный аппарат. Для изучения этих условий и при меняются специальные приемы.

Информация на сайте подлежит консультации лечащим врачом и не заменяет очной консультации с ним.
См. подробнее в пользовательском соглашении.

Талассоотиты или мареотиты. Механизмы развития мареотитов

Барореакция уха. Причины аэроотитов

Барореакция уха поддается тренировке. При повторных опытах в барокамере становится обычно менее заметной гиперемия барабанной лерепонки и другие баросимлтомы, отчетливо выражавшиеся вначале. При наличии рубцов, сращений и перфораций на ней тренировка должна производиться крайне осторожно, с постепенным нарастанием скорости «подъемов» и «спусков» и с «площадками» (для привыкания к новому давлению).
Лиц с резко нарушенной функцией евстахиевой трубы нельзя допускать к опытам в барокамере.

Нами давно уже высказывалось предположение, что устье евстахиевой трубы в норме должно быть слабо сомкнуто. Это подтверждается теперь данными фон Дисгука (Dishook) и других авторов, определивших у взрослых степень сопротивления трубы к раскрытию равным давлению в 30 см воды.

Очевидно, труба имеет клапанное устройство; его действие усиливается от набухания слизистой оболочки при перепадах давления или от аденоидных образований; вследствие этого, когда самолет поднимается, сначала воздух с запасом нормального давления свободно выходит в атмосферу, и давление ло обе стороны барабанной перепонки выравнивается; когда же происходит спуск, то при разнице в 100—120 мм ртутного столба появляется боль, понижение слуха в зоне 128—2048 кол/сек, втянутость перепонок, экхимозы на них, что создает картину так называемого аэроотита. Постепенно явления могут исчезать самостоятельно или при соответствующем лечении (спустя несколько дней или недель).

У летчиков причиной баротравмы могут быть скачки давления как при подъеме, так и при спуске, в особенности во время пике, когда скорость снижения может доходить до 200 м в секунду. Если пикирование происходит с высоты в несколько тысяч метров, то ухо, адаптированное к разреженному давлению на этой высоте, может оказаться под действием быстро повышающегося давления (в течение десятков секунд); если же клапанообразное устье евстахиевой трубы своевременно не раскроется, то при отсутствии искусственной защиты среднее и внутреннее ухо подвергаются действию перепада давления до 0,5 атм. и более, следовательно, превышается порог баротравмы.

аэроотиты

Ее симптомами у летчиков являются: перфорация барабанной перепонки, кровоизлияния в ней и в других частях уха и в дальнейшем транссудация жидкости в барабанной полости; одновременно появляется шум в ухе, глухота, а при участии в процессе вестибулярного аппарата — головокружение, вегетативные реакции. Этот симптомокомплекс аэроотита летчиков имеет сходство с наблюдаемым у пловцов и водолазов мареотитом или талассоотитом (реакции от попавшей в ухо морской воды и скачков давления при прыжках в воду и нырянии).

Итак, причину аэроотитов видят в том, что когда давление в наружной атмосфере повышается, то этот перепад «захлопывает» клапанное приспособление евстахиевой трубы, причем сначала еще можно усиленным глотанием преодолеть захлопывание и открыть трубу. Но если разница в давлении велика, тогда начинаются расстройства барофункций среднего уха и лабиринта.

Вероятно, отдалить этот момент можно было бы искусственным вдуванием воздуха в барабанную полость политцеровским душем или катетеризацией, если бы такая процедура была возможна в условиях полета вообще и пикирующего спуска в частности. Невозможность глотанием, зеванием или опытом Вальсальвы раскрыть евстахиеву трубу в этих условиях подтверждается опытами в барокамере и во время тренировки подводников (Симкикс).

Баротравма придаточных пазух носа, в частности лобной пазухи, считается причиной нередко наблюдаемой головной боли у пассажиров самолетов; вероятно, она зависит от невозможности выравнивания плюс давления в носовой полости и разреженного давления в пазухе; это влечет за собой вазомоторные расстройства и отечное состояние слизистой оболочки; возможна также транссудация в пазухи и гематомы в их стенках.

Электротравма уха. Поражение внутреннего уха при электротравме

В боевой обстановке, конечно, возможны те же виды электротравмы, тем более что ток служит также видом боевого оружия, например когда через проволочные заграждения пропускается ток. Однако если провести параллель с другими формами травмы, например с огнестрельной, где перевес явно на стороне боевой травмы, то изложение электротравмы, наоборот, следует по преобладанию отнести в отдел травматологии мирного времени.

В эксперименте при пропускании через ухо постоянного тока силой в несколько миллиампер наблюдаются симптомы раздражения вестибулярного и слухового аппаратов (головокружение, нистагм, шумы). Ток в 20— 30 mА вызывает болезненные ощущения, а ток в 100 mА является уже опасным для жизни. Опыты на животных (В. В. Шапуров, Е. Г. Михлии и др.) обнаруживают большую растяжимость этого опасного диапазона в силе тока; например, иногда переносится ток (переменный) в 5000 V и 1 А, а иногда смерть животного наступает при токах всего лишь в 60 V и 0,01 А.

электротравма уха

По В. В. Шапурову и Е. Г. Михлину, вестибулярный аппарат поражается при действии электротока реже слухового. При гистологическом исследовании пораженных лабиринтов наблюдались изменения, в общем напоминающие действие сверхмощных звуков в опытах В. Ф. Ундрица и Р. А. Засосова и состоящие в дегенерации клеток спирального узла, накоплении рубцовой ткани в полостях внутреннего уха, кровоизлияниях в барабанной перепонке.

Систематические данные о действии токов на ухо животных приводятся К. А. Дренновой. Она определяла пороги электротравмы органа слуха животных при общем поражении их организма электрическим током или при изолированном поражении внутреннего уха (улитки), наблюдая биотоки улитки и патологогистологическую картину на соответствующих препаратах уха.

При изучении экспериментов, произведенных на животных с действием постоянного, переменного и прерывистого тока, а также при изучении действия прерывистых токов Ледюка (прерывистый ток в 100 Hz применяется для электронаркоза) оказалось, что эти токи вызывают, помимо расстройства сосудистой системы, длительное состояние ступора, весьма похожее на состояние контузии от детонаций. На затормолчеиность коры головного мозга указывает отсутствие тактильной, болевой и других реакций, что сближает эксперименты К. А. Дренновой с наблюдениями над ЛОРконтужеными, у которых даже при отсутствии заметных органических изменений в периферическом аппарате в центрах слуха и речи могут выступать с большой очевидностью симптомы заторможенности центров слуха и речи. При поражении молнией и токами высокого напряжения могут наблюдаться параличи различных нервов, в том числе и VIII пары, и общее шоковое состояние.

Лечение электротравмы ЛОРорганов состоит в мерах борьбы с шоком и общими симптомами; местно применяют средства против ожогов (примочки из раствора марганцовокислого калия, смягчающие мази, присыпки из сульфаниламидных препаратов и т. д.). Стойкие обезображивания лица исправляются по правилам восстановительной ЛОРхирургии.

К болезням, где одним из вызывающих факторов служит баротравма, относятся талассоотиты (от греческого слова thalassa — море), или «мареотиты» (от латинского слова таге — море) и отиты купающихся, во многом напоминающие аэроотиты. Их этиология, так же как и аэрооти-тов, смешанная: раздражителем может являться холод (температура воды, обдувание ветром мокрого тела), химическое действие воды и растворенных в ней солей (в этом отношении морская вода больше раздражает ухо, чем пресная) и других веществ, загрязняющих ее, например примеси ила, нефти и т. п.

Баротравма создается при нырянии от скачков давления, особенно от плюс давления при погружении в воду с незащищенными ушами и при прыжках в воду с вышки; удар волны отчасти тоже может действовать как баротравма. Вода, попадающая через ноздри в носовую полость и носоглотку, может проникать в гайморову и другие придаточные пазухи носа (доказательством этого являются случаи, когда спустя некоторое время после выхода из воды у купавшегося вдруг выливается из носа порция жидкости). Она может попадать и в барабанную полость через евстахиеву трубу. Этому попаданию содействует фырканье и сильное сморкание.

Вместе с жидкостью в среднее ухо могут проникнуть и инфекционные начала. Вода при захлебывании может обусловить спазм голосовой щели, а вода, проникающая в наружный слуховой проход, — калорическую реакцию вестибулярного аппарата. Расстройство симметрии лабиринтного тонуса выражается сильнее, если калорическое раздражение было одностороннее, т. е. вода попала только в одно ухо. Такие симптомы, как головокружение, нистагм, вегетативные явления, тем не менее возможны даже при двустороннем симметричном калорическом раздражении, т. е. заливании воды одновременно в оба уха. При этом не исключается возможность неприятных и опасных симптомов, так как алгебраическое суммирование лабиринтной реакции, исключает возможность нистагма и других симметричных рефлексов «векториального» типа (т. е. имеющих направленность).

Но это явление отсутствует при не имеющих направления «скалярных» симптомах (вазомоторные расстройства, рефлексы на сердце и пищеварительные органы и т. д.) или даже действует более вредно для здоровья, так как суммируются лабиринтные симптомы с одинаковым знаком, т. е. усиливаются.

мареотиты

При погружении в воду водолазов без скафандра или других приспособлений, как, например, без масок, герметически закрывающих уши, возникает опасность лабиринтного раздражения упомянутой формы, причем известны несчастные случаи, которые нужно было приписать попаданию воды в ухо. Особенно опасно погружение с незащищенными ушами при перфорации барабанной перепонки, хотя бы и сухой, или при том состоянии уха, которое бывает после радикальной операции (широко открытая в общую полость уха лабиринтная стенка). Ввиду легкости вызывания калорической реакции и возможности инфекции особенно опасно купаться и нырять больным с хроническими перфоративными средними отитами (даже и подвергавшимся уже оперативному лечению, хотя бы и вполне удачному), так как это может дать толчок к развитию бурно протекающих тяжелых осложнений.

Мареотиты могут проявляться симптомами со стороны отделов уха, непосредственно подвергающихся действию воды с ее примесями и в особенности соленой морской воды. Кожа наружного слухового прохода при ее склонности к дерматитам и экземе часто подвергается этим заболеваниям.

Ушная сера и эпидермисные чешуйки (так называемая «холестеатома» наружного слухового прохода) от попадания воды в ухо разбухают и обусловливают внезапную закупорку его, что часто комбинируется с раздражением барабанной перепонки и более глубоких отделов; геперемия перепонки, боль, повышение температуры и прочие симптомы острого среднего отита, а иногда даже лабиринтное раздражение присоединяются к симптомам наружного отита. Но все это может иметь и другой путь развития — занос инфекции в барабанную полость водой, попавшей в нос и евстахиеву трубу.

Своеобразную форму заболеваний купающихся представляет неоднократно упоминаемое зарубежными авторами развитие экзостозов в глубине наружных слуховых, проходов. Остается не вполне выясненным, появляются ли они как реакция на раздражитель, связанный с купанием, или же здесь зависимость обратная: бессимптомные экзостозы, уже существующие у некоторых людей, способствуют более легкому возникновению вышеуказанных расстройств со стороны уха, а это заставляет прибегать таких людей к врачебной помощи. Более тяжелые формы наблюдаются у страдающих той или другой носовой или горловой болезнью, при которой носовая или глоточная полость является рассадником бактериальной флоры (озена, синуиты, тонзиллиты). Таким же располагающим моментом служит ослабленная сопротивляемость ЛОРорганов, аллергическое состояние, чувствительность к простуде (слабая закаленность) и легкая ранимость барабанной перепонки, например ее рубцы.
Они легко разрываются, чем и открывается доступ в барабанную полость инфекции, столь часто гнездящейся на коже наружного слухового прохода.

Геморрагическая имбибиция и жировой некроз в патогенезе панкреонекроза


Панкреонекроз — это тяжелое осложнение острого воспаления поджелудочной железы, характеризующееся деструктивными изменениями в данном органе. В основе развития данного заболевания могут лежать два механизма — геморрагическая имбибиция (пропитывание тканей кровью) и жировой некроз (процесс разрушения жировой ткани). В этой статье мы поговорим о клинических проявлениях и лечении панкреонекроза.

Классификация и симптомы панкреонекроза

На сегодняшний день выделяют три основных варианта панкреонекроза:

  • Жировой — на фоне повышения активности липазы происходит деструкция жировой ткани поджелудочной железы (жировой некроз). Под воздействием липазы образуются очаги некроза за пределами капсулы данного органа — в листках брюшины и так далее.
  • Геморрагический — в результате сосудистого спазма быстро нарастает паренхиматозный отек. Кровоток в тканях поджелудочной железы замедляется, повышается тромбообразование, появляются очаги ишемии. Под воздействием эластазы сосудистая стенка разрушается, поджелудочная железа пропитывается кровью (геморрагическая имбибиция тканей), происходит кровоизлияние в другие внутренние органы.
  • Смешанный — имеют место оба вышеописанных механизма, отмечается повышение активности как липазы, так и амилазы.

Первоочередным клиническим признаком панкреонекроза является интенсивный болевой синдром. Боль локализуется в верхних отделах живота, имеет опоясывающий характер. При этом чем более выражены болевые ощущения, тем тяжелее деструктивные изменения в поджелудочной железе.

Спустя некоторое время присоединяется рвота, имеющая неукротимый характер, не связанная с приемами пищи. Рвотные массы содержат желчные или кровянистые примеси. На фоне интенсивной рвоты быстро присоединяются признаки обезвоживания, представленные сухостью кожных покровов и слизистых оболочек, уменьшением диуреза и так далее.

Клиническая картина дополняется вздутием живота, ослаблением кишечной перистальтики, задержкой отхождения газов и стула. Обязательно присутствует общий интоксикационный синдром, проявляющийся повышением температуры тела, резкой слабостью, обильной потливостью и так далее.

Достаточно часто присоединяются симптомы энцефалопатии, к которым можно отнести нарушение сознания, дезориентацию в пространстве, беспричинное возбуждение и прочее.

Тактика лечения при панкреонекрозе

Тактика лечения при панкреонекрозе

Панкреонекроз является показанием к госпитализации. В первую очередь, назначаются обезболивающие препараты — анальгетики, спазмолитики. При необходимости проводятся новокаиновые блокады. Для уменьшения отека поджелудочной железы могут использоваться диуретики.

Параллельно проводится активная дезинтоксикационная терапия, применяются антигистаминные средства. Для профилактики вторичного развития гнойного воспалительного процесса назначаются антибактериальные препараты широкого спектра действия.

В большинстве случаев возникает необходимость в проведении хирургического вмешательства. При гнойном воспалении могут осуществляться пункции, лапароскопические или лапаротомические вмешательства. Так, например, малоинвазивные хирургические методики служат методом выбора при отграниченных панкреатогенных гнойниках, что было доказано учеными из Алтайского государственного медицинского университета в работе, опубликованной в 2018 году.

Читайте также: