Идентификация психической боли. Лечение психогенной патологии

Обновлено: 06.12.2022

ННМ — нейрогенные нарушения мочеиспускания

ПНМ — психогенные нарушения мочеиспускания

РС — рассеянный склероз

СИОЗС — селективные ингибиторы обратного захвата серотонина

СНМП — симптомы нижних мочевых путей

ЦНС — центральная нервная система

Распространенность и причины формирования нейрогенных и психогенных расстройств мочеиспускания. Нейрогенные нарушения мочеиспускания (ННМ) — типичное проявление большинства неврологических заболеваний, наблюдающихся у 10—90% больных в зависимости от характера и распространенности поражения нервной системы [1—5]. Эти расстройства носят функциональный характер и служат отражением процессов, происходящих в нервной системе (преимущественно в ее центральном отделе). Для каждого конкретного неврологического заболевания характерны индивидуальные симптомокомплексы и отличительные патогенетические звенья, их формирующие (рис. 1) [6]. Рисунок 1. Принципиальная схема формирования ННМ (а). Рисунок 1. Принципиальная схема формирования ПНМ (б). Причины формирования стойких патологических рефлексов мочеиспускания заключаются в поражении центров мочеиспускания (ишемический инсульт, опухоли головного и спинного мозга), нарушении проведения нервных импульсов от рецепторов мочевого пузыря (МП) и уретры к корковым, подкорковым, стволовым или спинальным центрам мочеиспускания (рассеянный склероз — РС, субкортикальная артериосклеротическая энцефалопатия), дегенеративных изменениях нервной системы и дисбалансе нейромедиаторов (болезнь Паркинсона, мультисистемная атрофия) [7, 8].

Психогенные нарушения мочеиспускания (ПНМ), как правило, представлены соматоформными расстройствами, которые включают конверсионные расстройства (параличи, нервные тики, подергивания, нарушения речи), соматизированные расстройства (навязчивое желание получить медицинскую помощь, при этом болезнь не проявляется и болезненные ощущения не локализованы) и ипохондрию (чрезмерная озабоченность своим здоровьем).


Соматоформные расстройства — группа психогенных заболеваний, характеризующихся физическими патологическими симптомами, которые напоминают соматическое заболевание, но при этом не обнаруживается никаких органических проявлений, которые можно было бы отнести к известной в медицине болезни, хотя часто имеются неспецифические функциональные нарушения [9]. Иными словами, понятие «симптома» в случае соматоформного расстройства приравнивается к понятию «жалоба больного», в то время как при обследовании неврологического больного выявляются патологические знаки, указывающие на поражение конкретной структуры головного или спинного мозга (табл. 1). Например, у больного с императивным недержанием мочи выявляется инфаркт в области варолиева моста, где расположено ядро Баррингтона, а у больного, испытывающего страх недержания мочи, при проведении магнитно-резонансной томографии головного мозга патологических изменений не выявляется.

В настоящее время больные с соматоформными расстройствами, по данным ВОЗ, составляют 25% от пациентов общесоматической практики и поглощают около 20% средств, расходуемых на здравоохранение. Распространенность такого рода заболеваний составляет 280 случаев на 1000 населения [11—14].

Наибольшие сложности в плане распознавания и дифференцирования от соматической патологии представляют соматизированные психические реакции, проявления которых могут распространяться на большинство систем организма. При этом чаще всего встречаются относительно изолированные функциональные нарушения, относящиеся к деятельности тех или иных органов, — органные неврозы [12].

Органные неврозы с функциональными нарушениями мочеполовой системы выявляются в 15% из всех случаев установления диагноза «цистит» [11].

Критериями соматоформных расстройств являются:

1. В прошлом, по крайней мере в течение 2 лет, жалобы на множественные и различные физические симптомы, которые не могут быть объяснены любыми выявляемыми физическими расстройствами.

2. Озабоченность этими симптомами вызывает постоянное беспокойство больного и вынуждает его искать повторных консультаций (3 и более) или различных исследований у врачей первичной помощи или специалистов (включая самолечение и обращение к «целителям»).

3. Упорные отказы принять медицинские заверения в том, что нет адекватной физической причины для возникновения соматических симптомов (включая кратковременный «положительный эффект»).

4. Наличие 6 или более симптомов поражения различных органов и систем (в том числе мочеполовой).

5. Критерии исключения: шизофрения и связанные с ней расстройства, аффективные расстройства настроения или паническое расстройство [9, 15].

Одним из наиболее распространенных синдромов нарушенного мочеиспускания, наблюдающегося у неврологических и психиатрических больных, является гиперактивный мочевой пузырь (ГАМП). В составе ГАМП выделяют следующие симптомы:

— поллакиурия (учащенное мочеиспускание более 5—8 раз);

— ноктурия при учащенном дневном мочеиспускании;

— ноктурия при неучащенном дневном мочеиспускании;

— наличие императивных (повелительных) позывов на мочеиспускание;

— эпизоды императивного недержания мочи;

— использование специальных гигиенических прокладок и памперсов в связи с расстройством мочеиспускания;

— ограничение питьевого режима в связи с расстройством мочеиспускания [1, 16—18].

Наличие такого разнообразия симптомов (имеющих различное происхождение), входящих в состав синдрома ГАМП, ставит под сомнение возможность его существования или диагностическую ценность самого понятия. Присутствие в медицинской практике понятия «гиперактивный мочевой пузырь» — продукт сугубо индуктивных изысканий и вытекающий логически из частых наблюдений. Результатом признания данного синдрома в общей медицинской практике явилась высокая частота ложного выявления «нейрогенных нарушений мочеиспускания» у больных, не страдающих неврологическими заболеваниями, поскольку единственной доказанной причиной развития отдельных симптомов ГАМП является поражение нервной системы.

Дедуктивный метод диагностики ННМ и ПНМ основан на первичном утверждении, что больной страдает той или иной неврологической болезнью (инсульт, РС и т.д.) или у него имеется психопатологическое состояние (тревожное расстройство и др.).

Для установления связи между основным заболеванием и отдельным симптомом следует установить следующие отношения.

1. Уровень поражения нервной системы (корковый, подкорковый, стволовой, спинальный, периферический).

2. Сторона поражения (право-лево — для головного мозга, спереди-сзади — для спинного мозга).

3. Длительность поражения (часы, дни, недели, месяцы, годы).

4. Характер поражения (сосудистая или воспалительная демиелинизация, хроническая или острая ишемия, нейродегенерация, медиаторный дисбаланс, психическое расстройство).

5. Характер течения неврологического заболевания (первично или вторично прогредиентный, ремиттирующий с полными или неполными ремиссиями).


6. Влияние фармакотерапии основного заболевания на симптомы нарушенного мочеиспускания (рис. 2). Рисунок 2. Установление связей между основным заболеванием и симптомом при диагностике нейрогенных и соматоформных расстройств (дедуктивный и индуктивный метод поиска). ЦНС — центральная нервная система.

При анализе полученных в ходе сравнения данных следует исходить из доказанных ранее взаимоотношений между уровнем поражения ЦНС и развития определенных симптомов нижних мочевых путей — СНМП (см. табл. 1).


Время появления ННМ и ПНМ. Нейрогенные расстройства мочеиспускания могут быть первыми проявлениями заболевания (дисциркуляторная энцефалопатия) или присоединяться на поздних стадиях болезни (болезнь Паркинсона, болезнь Альцгеймера). В некоторых случаях СНМП развиваются в первые сутки заболевания и постепенно регрессируют (ишемический инсульт, синдром Гийена—Барре), в других — указывают на обострение основного заболевания (РС ремиттирующего течения) (табл. 2) [19]. Прогноз дальнейшего развития дисфункций МП, как правило, зависит от течения основного неврологического заболевания и в большинстве случаев остается неблагоприятным. Исключением можно считать постинсультные нарушения мочеиспускания (при возобновлении нормального его ритма в течение восстановительного периода), что обусловлено функциональной реорганизацией центров мочеиспускания и синдром Гийена—Барре (при успешной ремиелинизации периферических нервных волокон). Нарастание симптоматики дисфункций МП возможно даже при уменьшении неврологического дефицита на фоне лечения основного заболевания (например, неполная ремиссия РС).

Эти и некоторые другие особенности течения ННМ могут вводить в заблуждение даже опытных клиницистов, приводя к неоправданным хирургическим вмешательствам (нейрогенный ГАМП как следствие дисциркуляторной энцефалопатии при наличии доброкачественной гиперплазии простаты), лечению «простатита» у молодых пациентов, страдающих РС, и т.д. В этой связи необходимо отметить, что только раннее выявление симптомов нарушения мочеиспускания, а также их своевременная фармакологическая коррекция позволяют компенсировать нарастающий дефицит функций НМП.


Параклинические методы диагностики ННМ и ПНМ. Использование параклинических методов позволяет установить наличие и локализацию поражения нервной системы (магнитно-резонансная томография головного и/или спинного мозга), связь между появлением «урологических» симптомов и поражением нервной системы (соматосенсорные вызванные потенциалы), исключить органическое поражение мочевых путей (УЗИ), а также диагностировать органный невроз (табл. 3) [20—22].


Фармакотерапия и фармакологический анализ. Определив форму нарушения мочеиспускания и установив связь с заболеванием нервной системы, т.е. установив диагноз «нейрогенный мочевой пузырь» (N31.0 по МКБ-10) или «соматоформная дисфункция вегетативной нервной системы» (F45.3 по МКБ-10), клиницист назначает специфическое лечение. В практике нейроуролога используются лекарственные средства, влияющие преимущественно на холинергические, адренергические и значительно реже на другие нейромедиаторные системы (табл. 4). Оказывая выраженный терапевтический эффект у пациентов с ННМ, эти средства не влияют на динамику ПНМ. В частности, при назначении антихолинергических средств пациентам с учащенным мочеиспусканием тревожного происхождения не только не наблюдается эффект уменьшения частоты дневных позывов на мочеиспускания, но к нему присоединяется затрудненное мочеиспускание. По нашему мнению, подобные побочные эффекты можно использовать для дифференциальной диагностики ПНМ и ННМ.

Специфические лекарственные средства, применяемые при лечении ПНМ, связанных с тревожными расстройствами, представлены анксиолитиками, к которым относят транквилизаторы бензодиазепинового (типичные — фенозепам, диазепам и атипичные — клоназепам, альпрозалам) и небензодиазепинового ряда (адаптол).

Назначение антидепрессантов: трициклических (амитриптилин, имипрамин) и селективных ингибиторов обратного захвата серотонина — СИОЗС (дулоксетин и др.) показано при выявлении у больного ПНМ, связанных с депрессивными расстройствами (обструктивное мочеиспускание, синдром хронической тазовой боли).

Применение даже малых доз большинства из перечисленных психотропных средств сопровождается развитием центральных и периферических побочных эффектов в виде сонливости и др. Помимо этого, возможно развитие таких грозных осложнений, как острая или (чаще) хроническая задержка мочи. Механизмы, приводящие к данному осложнению, различаются в зависимости от группы препарата и связаны с основным фармакологическим эффектом лекарства, которое, помимо ЦНС, оказывает действие на сократительную активность детрузора и/или сфинктера уретры. Антихолинергический эффект амитриптилина проявляется гипотонией детрузора, а симпатомиметические влияния имипрамина и СИОЗС приводят к повышению тонуса гладкого сфинктера уретры и мышц тазового дна. Развивается сфинктерная задержка мочи. Это свойство СИОЗС используется в нейроурологии при лечении больных со сфинктерной недостаточностью.

Опасность развития подобных осложнений терапии и зачастую ярко выраженный психологический (а не психиатрический) компонент соматоформных расстройств требует от врача при выборе лекарственного средства остановиться на легко переносимом препарате с комбинированным механизмом действия (анксиолитическом в сочетании с ноотропным, вегетостабилизирующим и нормализующим фазы сна). К препаратам выбора, оказывающим «мягкий» терапевтический эффект с минимальным риском развития побочных эффектов на НМП, относится адаптол — дневной анксиолитик со свойствами адаптогена, применяемый в дозе 500 мг 2—3 раза в сутки. Оптимальный курс терапии психогенных расстройств составляет 2—3 мес. В течение 1-й недели приема адаптола у больных с тревожной формой соматоформного нарушения отмечается урежение мочеиспусканий, а также снижение степени выраженности позывов на мочеиспускание, что обусловлено влиянием на лимбическую систему. Восстановление нормального ритма мочеиспускания на фоне приема адаптола указывает на наличие у пациента психогенного (тревожного) компонента в развитии ГАМП. Длительное применение адаптола в сочетании с психотерапевтическими процедурами позволяет достичь стойкой ремиссии тревожных расстройств. В случае нейрогенного ГАМП эффект не наступает. Следовательно, оценка основных и побочных эффектов психотропных средств может помочь в дифференциальной диагностике и лечении соматоформных расстройств мочеиспускания и ННМ. В период лечения показано проведение комплексной психотерапевтической помощи больному, включающей рациональную терапию, аутогенную тренировку, групповую терапию и др. [15].

Заключение. ННМ служат характерным и распространенным проявлением большинства заболеваний нервной системы, а ПНМ проходят, как правило, под маской воспалительных заболеваний мочеполовой системы (хронический цистит, простатит). Использование параклинических методов исследования позволяет исключить или подтвердить нейрогенную или психогенную природу расстройств мочеиспускания, которые в свою очередь требуют индивидуального подхода к лечению. Фармакотерапия является основным методом коррекции ННМ (с применением лекарственных средств преимущественно периферического действия). Особенности формирования соматоформных расстройств мочеиспускания обусловливают необходимость назначения препаратов многонаправленного действия на различные (преимущественно центральные) механизмы нейрометаболизма и при этом оказывающих минимальное влияние на функцию НМП.

Соматоформное болевое расстройство: боль, как симптом утраты психического равновесия

Различают такие виды соматоформных расстройств как:

  • соматизированное;
  • соматоформное расстройство вегетативной НС;
  • ипохондрическое;
  • недифференциальное.

Одной из часто встречаемых разновидностей считается соматоформное болевое расстройство.

История болезни

Женщина, 67 лет. Проживает одна, двое взрослых сыновей живут в соседнем городе. Связь поддерживают в основном по телефону. Отношения хорошие, но видятся редко.

Не работает, на пенсии. Год назад уволилась с работы. В детстве развивалась нормально, без особенностей. Случаи психопатологии в роду не наблюдались. Получила высшее музыкальное образование. Работала в школе преподавателем музыки.

9 месяцев назад появились боли в нижней части спины, которые присутствуют постоянно. Такие ощущения не распространяются за пределы поясничного отдела. Носят ноющий характер. Периодически возникает чувство жжения. Усиливаются, по её словам, когда понервничает. Боль бывает просто нестерпимой. В таких случаях пациентка не может находиться в вертикальном положении. На действие анальгетических препаратов откликается слабо. Из-за нестерпимых ощущений женщине пришлось бросить любимое занятие – садоводство.

Объективно: сознание – ясное, продуктивная симптоматика в виде бреда или галлюцинаций отсутствует. Настроение снижено, астеничная. Выявляет недовольство по поводу того, что «уже полгода ходит по врачам, но диагноз никто поставить не может». Уверена в том, что страдает заболеванием позвоночника. Удивлена, почему его до сих пор не диагностировали.

  • МРТ, рентгенография, ЭКГ без патологий, соответственно возрасту;
  • УЗИ мочеполовой системы в норме;
  • обследование органов пищеварительной системы выявило наличие гастрита легкой степени;
  • дыхательная система: хронический бронхит;
  • АД 140/90;
  • лабораторные показатели в норме.

На основании анамнеза, объективных данных, имеющихся и дополнительных анализов, женщине был выставлен диагноз «соматоформное болевое расстройство».

Симптомы расстройства

Главный признак такого рода патологии – это боль, имеющая четкую локализацию. Со временем она не меняется, сохраняясь в одной части тела, но при тщательном, многостороннем обследовании морфологических изменений того или иного органа не определяется.

Даже если у больного выявляется патологический процесс в организме, он никак не связан с предъявляемой болью.

Боль носит интенсивный, изматывающий характер. Она настолько сильная, что порой пациенты реагируют на нее сильнее тех людей, у которых действительно выявляется подобная патология. Такие ощущения носят название идиопатическая алгия. Они возникают внезапно и могут сохраняться годами.

Когда боль приобретает стойкий, интенсивный, пугающий характер, состояние называют устойчивым соматоформным болевым расстройством. Если симптомы сохраняются свыше 6 месяцев, оно становится хроническим соматоформным болевым расстройством.

Болезненные ощущения «вмешиваются» в жизнь пациента, привнося в нее заметный разлад. Для него они настолько сильны и значимы, что порой нарушают привычное существование.

Так, женщина жаловалась врачу на то, что постоянные боли в области сердца стали настолько навязчивы, что мешают ей работать. Она постоянно испытывает тягостные, давящие, изнурительные болезненные ощущения и все свое внимание направляет на них. Из-за этого у нее даже сорвалась очень прибыльная сделка.

Особенностью болезненных симптомов при данном расстройстве является:

  • внезапное начало;
  • нарастание интенсивности;
  • постоянный и ярко выраженный характер;
  • не устраняются с помощью обезболивающих или противовоспалительных препаратов.

Боль, как правило, привязана к одному органу, и терроризирует его все время. Она очень напоминает таковую при настоящем заболевании. На фоне этого у больного появляется стойкая уверенность в том, что у него имеется патология этого органа, скорее всего, тяжелая. Такое явление характеризуют термином органный невроз. Согласно тому, в каком органе появляются боли, различают:

  • кардионевроз – боли в области сердца;
  • синдром раздражения желудка;
  • синдром возбужденного кишечника;
  • синдром раздраженного мочевого пузыря;
  • хроническая тазовая боль;
  • фибромиалгия;
  • боль в нижней части спины;
  • головная боль напряжения, мигрени;
  • атипичные лицевые боли.

Пациентов выводит из равновесия не место концентрации болевых ощущений, а их выраженность и сила по сравнению с ранее переносимой болью.

По статистике чаще всего пациенты предъявляют жалобы по поводу сердечно-сосудистой системы, на втором месте находится пищеварительная, а на третьем – дыхательная.

Установлено, что патология чаще диагностируется у женщин. Как правило, она захватывает возраст от 40 до 70 лет, когда снижается порог болевой чувствительности.

Как расстройство влияет на психику больного

Боль – главный, но не единственный симптом СБР. Ее присутствие не может не сказаться на психическом и эмоциональном фоне больного.

Длительная, изматывающая боль приводит к повышенной раздражительности и перенапряжению. Настроение становится неустойчивым, случаются вспышки гнева или развивается апатия. Человек обессилен. Он не может сконцентрироваться на нужном объекте, страдает и память.

Частыми симптомами СБР становятся анергия – отсутствие жизненной энергии, и ангедония – утрата способности получать удовольствие. На фоне психоэмоционального напряжения, конечно, страдает и сон. Появляются проблемы с засыпанием, частый спутник таких больных – бессонница. Расстройство захватывает и половую сферу: снижается сексуальное влечение. Впоследствии сниженное либидо способно перерасти в импотенцию.

У больных также может наблюдаться потеря массы тела.

Нередко таких больных сопровождают фобии, связанные с неврозом отдельного органа. Например, кардиалгии с присоединенными к ним одышкой и чувством удушья, провоцируют формирование страха смерти или инфаркта.

Патологические ощущения в области желудка приводят к развитию канцерофобии. Изменения в кишечнике вызывают дисморфоманию по типу боязни недержания газов, а проблемы с мочевым пузырем способны привести к страху недержания мочи. Такие больные стремятся всегда находиться в тех местах, где можно воспользоваться туалетом, и очень переживают, если отдаляются от них.

Ощущение хронической боли приводит больного к психическому дисбалансу, отнимает у него возможность функционировать в обществе как полноценная личность и радоваться жизни.

Подводя итоги, можно выделить такие отличительные черты соматоформного болевого расстройства:

  • наличие сильной, мучительной постоянной боли;
  • отсутствие объективных показателей патологии органа (анализы в норме);
  • полная уверенность больного в наличии органического заболевания;
  • преувеличение симптоматики болезни;
  • сбивчивое изложение истории болезни;
  • отсутствие эндогенных психических расстройств и органических поражений НС.

Что провоцирует СБР

В поддержку больных соматоформным болевым расстройством хочется сказать, что они отнюдь не симулянты. Их болезнь имеет вполне обоснованную причину, только она носит психологический характер. В первую очередь, это хронический стресс. Просто у каждого больного он проявляется в своей ипостаси. Для кого-то это может быть переутомление и недостаток сна, для других – негативные эмоции.

Постоянные стрессы приводят к разбалансированию работы гипоталамо-гипофизарной системы, регулирующей выработку кортизола. Под воздействием стрессора его синтез увеличивается, что повышает наш порог чувствительности, и мы можем достойно противостоять стрессорному фактору.

Постоянные стрессы вынуждают увеличивать выработку кортизола. В один «прекрасный» момент система истощается, и его уровень сходит на нет. Порог болевой чувствительности снижается, в результате чего у человека появляется гипертрофированное ощущение боли.

Следует отметить, что особенно предрасположены к развитию СБР люди, неспособные давать должный выход своим эмоциям, сдержанные и скрытные. Накапливая в себе негативные переживания, они также способствуют усилению стрессовой концентрации.

СБР может развиваться, как бессознательная защитная реакция, чтобы получить любовь или избежать наказания. В этом случае боль выступает способом манипуляции. К примеру, ребенок воспитывался в семье, где испытывал дефицит внимания по причине болезни второго ребенка. С детства подсознательно он усвоил, что, если человек болеет, то ему уделяют много внимания, многое позволяют и многое прощают. Вполне возможно, что во взрослом возрасте он может подсознательно использовать такую установку, которая выражается в болевом расстройстве.

Не стоит путать это состояние с намеренными, сознательными манипуляциями на фоне притворства. Данная патология развивается помимо воли больного, основываясь на его подсознательных установках.

У людей зрелого возраста нередко расстройство возникает на почве одиночества, субъективного ощущения ненужности и страха остаться никому не нужным. В примере нашей истории болезни, скорее всего, именно это и послужило к формированию признаков СБР.

Таким образом, причиной появления соматоформного болевого расстройства становится хронический стресс либо психологическая травма, полученная в детском возрасте. Однако больные полностью отрицают наличие психологических и социальных причин патологии.

Как избавиться от заболевания

СБР хорошо поддается лечению. Проблема заключается в том, что пройдет немало времени, прежде чем пациент попадет к психиатру. До этого он долгое время будет ходить по узким специалистам, уверенный в том, что тяжело болен, требуя обследовать его повторно, даже если предыдущий анализ ничего не показал.

Такие люди тратят годы на поиски несуществующей болезни. Они неистово доказывают врачам, что больны, и жалуются на то, что их не хотят лечить.

Их мучения продолжаются до тех пор, пока их не направят к психиатру. Только этот специалист способен помочь им распрощаться с их мучительной спутницей.

Современный подход к психотерапевтическому лечению СБР сводится к комбинированию психотерапии и медикаментозных методов терапии.

Медикаментозное лечение направлено на снижение чувства тревоги, нормализацию сна и настроения и устранению симптомов болезни. С этой целью больному могут быть назначены антидепрессанты и анксиолитики (препараты, снижающие тревогу), ноотропы, витамины группы В.

Психотерапия является неотъемлемой частью успешного избавления от СБР. В первую очередь с этой целью применяют когнитивно-поведенческий подход. Его методы позволяют объяснить больному природу его состояния, причину появления мучительных и тягостных болезненных ощущений. Он помогает научиться справляться со своими эмоциями, распознавать тревожные, негативные установки и правильно взаимодействовать с ними, не нарушая психического баланса. В итоге пациент учится противостоять стрессам и адекватно воспринимать свое тело.

С помощью метода биологически обратной связи больной осваивает навыки гармонизации физиологии своего тела. БОС-терапия позволяет человеку обучиться методам восстановления спокойного дыхания, нормализации сердечного ритма, помогает расслабиться, снять напряжение.

Применяется также гипнотерапия, групповая терапия.

Нелеченое соматоформное болевое расстройство чревато для человека потерей социальных связей и положением в обществе, семейными конфликтами и развитием вторичных психических нарушений. Нередко такие больные становятся заложниками депрессивных веяний. Чтобы разорвать побочный круг, не стоит зацикливать внимание исключительно на физических ощущениях. Возможно, стоит посмотреть на проблему шире, чтобы суметь разрешить ее.

О психогенных болях

048

Психогенная боль (психалгии) - совокупность расстройств, доминирующими симптомами которых являются боли психогенного происхождения.

Психогенную боль можно заподозрить у пациентов, страдающих болевыми ощущениями без чёткой локализации и интенсивности, прошедших обследование у врача-невролога, по результатам которого признанны здоровыми. В таком случае болевые ощущения возникают в мозговых структурах, отвечающих за психоэмоциональное восприятие боли. При психалгиях боль – это в первую очередь продукт измененного восприятия пациента. Психогенная боль существует исключительно в психической сфере и не имеет морфологического субстрата.

Психогенная боль, как правило, хроническая, т. е. длится не менее 3-х месяцев. Начало заболевания и обострение, связаны с перенесенным стрессом: потеря работы, смерть кого-либо из близких, развод, семейный или социальный конфликт. Не исключаются и сильные эмоциональные потрясения с положительным знаком такие как: повышение по службе, вступление в брак и другие. В окружении пациентов с психогенной болью кто-либо страдал хроническими болями, при этом имеет место подсознательный перенос на себя страданий больного человека. Психогенная боль чаще носит двусторонний характер, и распространение болей не соответствует зоне расположения нервов. Боль глубокая и постоянная, без четкой локализации или с меняющейся локализацией, усиливающаяся при нервном напряжении. Положительные эмоции могут на время полностью убирать болевые ощущения. Психогенные боли могут сопровождаться двигательными и чувствительные расстройства. Расстройства чувствительности переменчивы, двигательные расстройства, как правило, касаются не отдельных мышц или группы мышц, а всей ноги или всей руки.

Психогенные боли могут проявляться при следующих психических и поведенческих расстройствах:

  1. Невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства.
  2. Депрессивные расстройства.
  3. Тревожные расстройства
  4. Психотические расстройства.
  5. Расстройства личности и поведения.

Прежде всего подобные боли наблюдаются у пациентов, страдающих скрытыми или маскированными депрессиями, при которых основным проявлением депрессии может быть хроническая боль. При этом пациент не предъявляет жалоб на плохое настроение. Более того, может наблюдаться так называемая «смеющаяся депрессия». Хроническая боль любой локализации, и весьма нередко в спине, подчас является единственным симптомом рассматриваемой депрессии. Боль при маскированных депрессиях в большинстве случаев приобретает хронический характер, часто мигрирует, плохо локализуется и плохо описывается пациентом. Нередко «болит все тело».

Депрессивные состояния можно заподозрить по следующим проявлениям:

Пониженное или печальное настроение.

  • Утрата интересов или чувства удовольствия.
  • Нарушение сна.
  • Чувство вины или низкая самооценка.
  • Утомляемость или снижение активности.
  • Трудности в сосредоточении.
  • Возбуждение или заторможенность движений или речи.
  • Расстройства аппетита.
  • Суицидальные мысли или действия.
  • Снижение полового влечения.

Итак, если у пациента лидируют жалобы на хронические боли, нарушения сна, аппетита и полового влечения, повышенные утомляемость и раздражительность, несмотря на отсутствие основных, собственно депрессивных жалоб, надо прежде всего подумать о депрессии и попытаться выявить ее, активно и целенаправленно расспрашивая пациента.

Психогенная боль может наблюдаться у пациентов с истерическими изменениями личности, для которых характерна театральность, преувеличение выражения чувств, эмоций, внушаемость, демонстративность поведения, необходимость нахождения в центре внимания, чрезмерная озабоченность внешней привлекательностью. У таких пациентов психалгии могут сочетаться с истерическими припадками.

Немаловажную роль в происхождении психогенных болей играет так называемая «болевая личность». Обычно это люди с врожденным обостренным восприятием боли, мнительные, подверженные тревогам и страхам, с ипохондрическими чертами личности, которые воспитывались в семьях, где кто-то из членов семьи страдал от стойкого болевого синдрома. Повышенное внимание в семье к болям, разговоры о них, описание своих болевых ощущений оказывают существенное влияние на формирование личности. Постоянная фиксация на любых незначительных болевых ощущениях могут привести к формированию стойких психогенных болей.

Психогенная боль говорит о выраженном проявлении психического или поведенческого расстройства, её вызывающего. Поэтому при выявлении психогенной боли – не следует заниматься самолечением, это может только ухудшить состояние. Необходимо обратиться к врачу-психотерапевту в городскую поликлинику по месту жительства для своевременного выявления основного расстройства и назначения адекватной терапии. Лечение психогенного болевого синдрома осуществляется назначением необходимого лекарственного средства с проведением психотерапии. При соблюдении назначенного лечения – через 4-5 недель пациенты чувствуют значительное улучшение своего состояния.

Идентификация психической боли. Лечение психогенной патологии

ГБОУ ВПО "Кубанский государственный медицинский университет" Минздравсоцразвития России, Краснодар

ГБОУ ВПО "Кубанский государственный медицинский университет" Минздрава России, Краснодар, 350063, Российская Федерация

Психические расстройства в дерматологии как актуальная междисциплинарная проблема

Журнал: Клиническая дерматология и венерология. 2014;12(2): 104‑109

Тлиш М.М., Карташевская М.И., Бойко Е.О., Зайцева О.Г. Психические расстройства в дерматологии как актуальная междисциплинарная проблема. Клиническая дерматология и венерология. 2014;12(2):104‑109.
Tlish MM, Kartashevskaia MI, Boĭko EO, Zaĭtseva OG. Mental disorders in dermatology as a topical interdisciplinary problem. Klinicheskaya Dermatologiya i Venerologiya. 2014;12(2):104‑109. (In Russ.).

Кратко описаны психические расстройства, коморбидные кожным заболеваниям, определенные особенности дерматологического приема пациентов с психическими расстройствами, алгоритм взаимодействия между дерматологами и психиатрами.

Дерматология - одна из областей общей медицины, в которой происходит накопление психических расстройств, выявляемых, как минимум, у ⅓ больных и требующих специализированного лечения 3. Это определяет правомочность введения такого термина, как «психодерматология» [4, 5], а также обусловливает актуальность изучения как психосоматических аспектов дерматологии, т.е. роли и взаимосвязи психологических и соматических факторов в развитии и течении дерматологической патологии [1, 6-14], так и психических расстройств, встречающихся в дерматологической практике и не относящихся к психосоматическим расстройствам [1, 15-17].

Психодерматология - одно из наиболее актуальных и вместе с тем малоисследованных направлений современной медицины. Психические расстройства, отличающиеся полиморфизмом клинических проявлений, наблюдаются у значительного числа пациентов дерматологических клиник. Эпидемиологические значения сочетания дерматологической и психической патологии составляют в среднем около 30-40% [1]. Спектр психических расстройств, коморбидных кожным заболеваниям, очень широк и включает симптоматику различных психопатологических регистров: соматопсихозы, ипохондрию, сопровождающуюся аутодеструктивными тенденциями, ограниченную ипохондрию, обсессивно-компульсивные расстройства, сопровождающиеся аутоагрессивным поведением, дисморфофобию/дисморфоманию [18].

Дерматологу чаще всего приходится сталкиваться с психосоматическими заболеваниями и нозогенными реакциями. Большинство дерматозов (атопический дерматит, псориаз, экзема и др.), традиционно относимых к психосоматическим заболеваниям, имеют в своем развитии прежде всего генетическую и иммунологическую основу. Психогенные воздействия выступают в качестве звена последовательных иммунологических событий и приводят к обострению дерматоза лишь в тесной связи с основными факторами патогенеза [1]. В ряде случаев аффективные расстройства формируют тесные коморбидные связи с проявлениями кожной патологии. При этом кожные симптомы могут выступать как составная часть вегетативного симптомокомплекса депрессии, или как реакция кожи, развивающаяся в связи с выраженной и длительной гипотимией (трофические расстройства с феноменами «старения» кожных покровов, очаговые гиперхромии, изменения фактуры и цвета волос, помутнение и истончение ногтевых пластинок) [18]. Частота психических расстройств у дерматологических больных, по данным U. Stangier [20], может варьировать в пределах 15-30%. При этом наиболее высок процент коморбидности кожной патологии с патологией депрессивного спектра (59-77%) и с тревожными расстройствами (6-30%); расстройства личности наблюдаются у 57% пациентов [19, 21]. В последнее время особое внимание уделяется депрессии у дерматологических больных [1, 14, 15, 22-24]. В ряде работ высказана гипотеза о том, что формируется параллелизм между ритмами депрессии и дерматологическими заболеваниями [1, 25].

Несмотря на значительную частоту психических расстройств у дерматологических пациентов, взаимодействие дерматологов и психиатров затруднено, так как отсутствует единый комплексный подход к оценке коморбидности данных состояний. С учетом данной проблемы в ГБОУ ВПО КубГМУ Минздрава России совместно кафедрами психиатрии и дерматовенерологии на базе ГБУЗ «СКПБ №1» была проведена краевая научно-практическая конференция «Психиатрические расстройства в дерматологии как междисциплинарная проблема: взгляд дерматолога и психиатра».

Дерматологами были отмечены характерные особенности приема пациентов с психическими расстройствами:

- длительный анамнез с почти полной имитацией/симуляцией (или значительной аггравацией) симптомов сложных дерматозов;

- во время беседы любой уточняющий вопрос врача рассматривается как недоверие к излагаемым фактам и сопровождается резкой негативной реакцией пациента;

- наличие в анамнезе консультаций других дерматологов с указанием на первичный диагноз «патомимия», «экскориированные акне», «невротические экскориации»;

- с заключением дерматолога об отсутствии дерматологической нозологии пациент, как правило, не согласен, что ведет к возникновению конфликта и требует проведения консилиума;

- родственники пациента убеждены в наличии у него инвазии, что сопровождается совместным посещением медицинских учреждений, агрессивным поведением и требованиями проведения повторных диагностических процедур;

- рекомендация пройти консультацию психиатра вызывает резкую негативную реакцию со стороны пациента и приводит к повторным обращениям к другим дерматологам с предъявлением новых «вещественных доказательств» кожного заболевания или к жалобам в вышестоящие инстанции с указанием на некомпетентность;

- в связи с невозможностью выставления дерматологического диагноза, посещения пациента шифруются как Z03.9 (МКБ-10; наблюдение при подозрении на заболевание или состояние неуточненное), что не позволяет проводить точный статистический учет. Это становится особенно актуально, так как многие пациенты игнорируют рекомендации посетить психиатра и продолжают повторно обращаться за помощью, что увеличивает уровень обращаемости к дерматологам;

- в случае выставления пациентам психиатрами диагноза Z00.4 (МКБ-10; без психических расстройств), ситуация для дерматолога становится неразрешимой, так как исчезает возможность объяснить пациенту причину его заболевания, оказать эффективную помощь пациенту, а больной, в свою очередь, получает дополнительное подтверждение своей «правоты» о наличии у него именно кожного заболевания и о профессиональной некомпетентности консультирующего дерматолога.

Таким образом, дерматолог испытывает значительные затруднения при приеме данного контингента больных. На конференции были подробно освещены разные психические расстройства в дерматологии. Все многообразие психических расстройств, наблюдающихся в дерматологической практике, можно представить в виде трех больших групп синдромов, выделенных на основе коморбидных связей.

1. Психические расстройства с преимущественной проекцией на соматическую (кожные покровы) сферу.

2. Психические расстройства, спровоцированные дерматологической патологией.

3. Дерматологическая патология, спровоцированная психическими расстройствами, - психосоматические болезни [1, 4, 25].

1. Психические расстройства с преимущественной локализацией в соматической (кожные покровы) сфере

1.1. Соматопсихоз - дерматозойный (зоопатический) бред. В формировании картины дебюта заболевания соучаствуют ложные воспоминания (псевдореминисценции о мнимых контактах с насекомыми или их личинками, имевшими место несколько недель и даже месяцев назад), а также явления тактильного галлюциноза (ощущения «укусов», «передвижения насекомых»), сопровождающиеся чувством локальной болезненности либо неровности кожных покровов. Клинические проявления зоо­патического бреда отвечают основным параметрам паранойяльного бреда.

1.2. Ипохондрия (истерическая, невротическая, сверхценная), сопровождающаяся аутодеструктивными тенденциями. Эта группа включает следующие расстройства:

1.2.1. Патомимия - искусственный (артифициальный) дерматит, возникающий вследствие нанесения самоповреждений кожи и ее придатков.

1.2.2. Ограниченная (circumscripta) ипохондрия - идиопатические алгии, сенестоалгии с синдромом сверхценной одержимости. Телесные сенсации в топографически ограниченной зоне с тенденцией (на уровне одержимости) к их элиминации - самоповреждения, самоувечья (коэнестезиопатическая паранойя).

1.2.3. Обсессивно-компульсивные расстройства с самоповреждениями кожных покровов:

- невротические («психогенные») экскориации (компульсивные повторные действия, сопровождающиеся самоповреждениями, расчесываниями, которым нередко предшествуют сенсорные феномены, ощущения дискомфорта, зуд кожных покровов). В отличие от пациентов, обнаруживающих признаки патомимии, страдающие невротическими экскориациями, как правило, эгодистонны в отношении обсессий; они не только рассматривают в качестве причины повреждений собственные действия, но и осознают патологический характер последних;

- экскориированные акне отличаются от невротических экскориаций тем, что компульсии, сопровождающиеся аутодеструктивными действиями, проявляются не на субстрате здоровой кожи, а формируются на фоне дискомфорта, связанного с реально существующим заболеванием, - акне. При всех формах экскориаций имеет место порочный круг (компульсивный ритуальный цикл «зуд-расчесы»). Продолжительные расчесывания ведут к стойким деструктивным изменениям кожного покрова, что приводит в этих местах к повышению кожной чувствительности к внешним раздражителям. При этом эрозивные и экскориативные элементы сами по себе могут сопровождаться зудом, жжением. Таким образом, к психопатологическим присоединяются соматические стимулы расчесывания;

- трихотилломания - компульсивная аутоэкстракция волос, иногда завершающаяся тотальным облысением;

- онихофагия и онихотилломания - компульсивные повторные действия с деструкцией ногтей как путем обкусывания, так и с помощью механических предметов (ножницы, кусачки и др.) или с помощью ногтей других пальцев, обусловливающие развитие хронической паронихии или микронихии, обычно I пальцев кистей;

- хейлофагия - навязчивое облизывание или прикусывание красной каймы губ, характеризуется развитием артифициального хейлита преимущественно с прямолинейным расположением трещин, гиперемией, небольшой инфильтрацией.

1.3. Дисморфофобия/дисморфомания - психическое расстройство с доминированием идеи мнимого физического недостатка, связанное с кожными покровами; нередко выступает в коморбидности с ипохондрией красоты и носит характер сверхценных образований. Проявляется чрезмерной озабоченностью малозначимыми дерматологическими аномалиями (морщины, избыточное оволосение лица, выпадение волос, шрамы, следы сосудов, бледность или краснота лица). В клинической картине подавленность сочетается с суицидальными идеями, доминирующие представления включают кататимный комплекс мнимого дефекта кожи.

2. Психические расстройства, спровоцированные дерматологической патологией

2.1. Нозогенные реакции обусловлены психотравмирующим воздействием соматического заболевания. Чаще всего возникают при дерматозах, носящих рецидивирующий, остро зудящий характер (атопический дерматит, экзема). Значительная роль в формировании нозогенных реакций принадлежит структуре личности. В ряду конституциональных аномалий, предрасполагающих к манифестации психогений, преобладают патохарактерологические девиации истерического, шизоидного и психастенического круга. Наиболее уязвимой в плане нозогенных реакций категорией больных являются молодые женщины с расстройствами личности драматического кластера. Среди нозогений преобладают депрессивные реакции, а также реакции с выявлением социофобий и сенситивных идей отношения.

2.2. Патологическое развитие личности формируется в тех случаях, когда кожное заболевание приобретает затяжное течение. Превалируют паранойяльно-ипохондрические, сенситивные, а также экспансивно-шизоидные типы развития. Почвой для патологического развития, наряду с перманентным психотравмирующим фактором, которым является кожное заболевание, выступает конституциональное предрасположение. Среди преморбидных патохарактерологических свойств преобладают паранойяльные и шизоидные расстройства личности [26].

3. Психосоматические заболевания (атопический дерматит, псориаз, экзема, розацеа, гнездная плешивость, витилиго и др.)

На конференции были представлены следующие клинические примеры:

Клинический пример 1. Пациентка М., 75 лет, неработающая, неоднократно обращалась за медицинской помощью; результат, по ее мнению, всегда был неудовлетворительный.

Из анамнеза. За год до обращения перенесла острое нарушение мозгового кровообращения. Считает себя больной 1 год, когда после поездки к сестре в деревню ощутила укусы насекомых на коже. Со слов пациентки, насекомые активизируются в ночное время, и несколько ночей подряд она провела, вытаскивая ногтями и другими подручными предметами насекомых у себя из-под кожи. Пациентка охотно демонстрирует «следы укусов, места, где прячутся насекомые под кожей», а также пластмассовую баночку «с клещами». Дочь пациентки подтверждает рассказ матери, активно вступает в дискуссию, утверждая, что тоже видела, как мать вытаскивает клещей из кожи.

Объективно. На коже туловища, конечностей имеется множество точечных и линейных биопсирующих экскориаций, прикрытых частично геморрагическими корочками. Других высыпаний на коже нет. Лабораторная диагностика: при микроскопии принесенного в пластмассовом контейнере материала обнаруживаются частички крови, эпителия. Пациентка направлена на консультацию психиатра (рис. 1-3). Рисунок 1. Множество биопсирующих экскориаций на коже. Рисунок 2. Пациентка заклеивает «места выхода насекомых из кожи». Рисунок 3. Предъявление доказательств наличия насекомых («симптом спичечного коробка»).

Клинический пример 2. Пациент П., 65 лет, пенсионер, неоднократно обращался за медицинской помощью.

Из анамнеза. Считает себя больным несколько лет, когда на коже лица, волосистой части головы появились высыпания. Пациент частично осознает, что наносит себе повреждения.

Объективно. На коже лица, волосистой части головы имеются глубокие язвы неправильной многоугольной формы, частично прикрытые геморрагическими корками. Других высыпаний на коже нет. Пациент направлен на консультацию психиатра (рис. 4, 5). Рисунок 4. Язва на коже лица. Атрофические рубцы и вторичные депигментированные пятна на месте ранее существовавших повреждений кожи. Рисунок 5. Глубокие язвенные дефекты на лице и волосистой части головы.

Клинический пример 3. Пациентка Р., 42 года. Обратилась на прием по поводу беспокоящих высыпаний на лице. Пациентка в маске, «чтобы скрыть уродующие ее высыпания».


Объективно. На коже лица папулы диаметром до 1 см ярко-красного цвета в центральной части экскориированные. Пациентка не скрывает, что сама раздирает высыпания. Пациентка направлена на консультацию психиатра (рис. 6). Рисунок 6. Маска на лице пациентки, «чтобы скрыть уродующие ее высыпания».

Таким образом, в результате работы совместной краевой научно-практической конференции для повышения качества и доступности оказываемой помощи, удовлетворяющей потребности пациентов, был выработан следующий алгоритм взаимодействия между дерматологами и психиатрами: тесное взаимодействие полипрофессиональных бригад (дерматологов, психиатров, психологов) в рамках консультативной деятельности ККВД и КПД, осуществление психологической поддержки пациентам с нозогенными реакциями, комплексный подход в терапии коморбидной патологии, включающий сочетание дермато- и психофармакотерапии всех основных классов, а также индивидуальные программы психокоррекции с целью повышения адаптационных возможностей пациентов и гармонизации внутренней картины болезни. Комплексный подход способствует повышению эффективности лечения, что сопровождается не только редукцией кожных симптомов, удлиняет ремиссии, но и приводит к регрессу психопатологической симптоматики, повышая качество жизни пациентов.

Психотические сюрпризы и лечение психики

Основы психики

Психика – это способность нашего мозга отражать объективную реальность для взаимодействия с внешней средой. Она состоит из нескольких предшествующих друг другу структур: свойств, процессов, качеств и состояний.

К психическим свойствам можно отнести такие понятия, как сила, спокойствие, уравновешенность. Под понятием психических процессов понимают эмоции, память, чувства, ощущения. Среди качеств психики выделяют интеллект, характер, темперамент, способности. К психическим состояниям относят, например, настроение.

Любые изменения в этих системах, не соответствующие нормальному адекватному реагированию, приводят к нарушениям психики и развитию психических расстройств.

Условно такие нарушения делят на синдромы. Основываясь на них, в дальнейшем диагностируется и строится лечение психического заболевания.

Различают следующие синдромы:

  • астения. Сопровождается быстрой утомляемостью, низкой работоспособностью, лабильностью настроения. Такие люди крайне впечатлительны, отличаются сентиментальностью и раздражительностью. Для данного синдрома характерны частые головные боли и расстройство сна. В общем, астения сопровождается упадком сил, равнодушием к происходящему вокруг. Она не является патогномоничным симптомом, так как может сопровождать различные заболевания;
  • обсессии и компульсии. Главный критерий этих расстройств – навязчивость. Навязчивые мысли и действия сопровождают человека постоянно, нарушая его уклад жизни. Примером такого состояния является чрезмерная озабоченность чистотой. Человека постоянно посещают мысли о том, что все предметы вокруг просто кишат бактериями. Из-за этого у него развивается навязчивое желание и действие – постоянно мыть руки, иначе вирусы атакуют организм и вызовут смертельно опасную болезнь. К подобным нарушениям относят всевозможные назойливые страхи: темноты, пауков, большой высоты и т.д.;
  • аффекты. Самая распространенная группа психических нарушений. Аффективные расстройства сопровождаются сменой настроения в ту или иную сторону, его ухудшением или резким подъемом. Среди часто встречающихся нарушений этой сферы выделяют депрессии и мании;
  • сенестопатии. Это непривычные ощущения внутри и на поверхности тела, не связанные с каким-либо органным заболеванием. Проявляются в виде колющих, стягивающих, зудящих ощущений, чувства жжения, распирания, бульканья и т.д. Они имеют неопределенный характер. И часто больные используют собственные характеристики, чтобы обрисовать картину: чешется в голове, хлюпает в груди;
  • ипохондрия. Упорное убеждение в том, что у человека развивается какое-либо заболевание. Ни обследования, ни доводы врачей не могут его разубедить в этой уверенности;
  • иллюзии. Это искаженное восприятие реально существующих объектов. Они могут возникать и у здоровых людей. Разница между здоровыми и патологическими иллюзиями заключается в том, что последние появляются под действием сильных чувств. Чаще всего тревоги и страхи таковы: восприятие тени на стене, как ужасного чудовища, изображения на обоях – клубком змей;
  • галлюцинации. Восприятие того, чего нет в реальности;
  • бред. Основой бредового расстройства являются неадекватные суждения. Но они настолько стойкие и значимые для больного, что разуверить его в них не удается никаким способом;
  • кататония. Это двигательные нарушения, проявляющиеся возбуждением или неподвижностью, застыванием в одной позе;
  • изменение сознания. Включает в себя несколько видов нарушения: ориентировки в местности, во времени, в своей личности; мышления; памяти. Происходит потеря связи с реальностью, больные не могут дать объяснения происходящему;
  • слабоумие. Сопровождается снижением интеллектуальной деятельности, психических процессов в целом. Отсутствует возможность усваивать новую информацию, применять на практике уже имеющиеся знания.

Для специалиста очень важно уметь распознать подобные симптомы у больного. Ведь на их основе будет назначено специфическое лечение психических расстройств, причем для каждого синдрома существует индивидуальный подход.

Классификация психических расстройств

Психика человека требует коррекции и лечения в том случае, когда её состояние отличается от нормального. При этом говорят о психическом расстройстве.

Согласно МКБ 10 различают такие заболевания психики:

  1. Органические психические расстройства. Это нарушения психики, связанные с поражением тканей головного мозга. К его симптомам относят аффекты, снижение когнитивных функций, слабоумие, бред и галлюцинации, кататонии, нарушение эмоционального фона.
  2. Шизофрения и шизотипические расстройства. Для этих состояний характерны продуктивные и негативные симптомы. К продуктивным относят бред, галлюцинации, расстройства мыслительной деятельности. Из негативных проявлений выделяют скудность эмоций, бедность речи, отсутствие воли, удовольствия, мотивации и желания.
  3. Нарушения аффекта. Аффект – это проявление человеком его эмоций и чувств. Самое частое нарушение аффективной сферы – это депрессия. Она сопровождается пониженным настроением и неспособностью получить удовольствие. Различают послеродовую, алкогольную, сезонную, меланхолическую, острую, малую ее формы. К другим аффективным расстройствам относят дистимию (нарушение настроения), маниакально-депрессивный синдром.
  4. Маниакально-депрессивный синдром сопровождается чередованием вспышек депрессии и мании. Мания является обратно противоположным состоянием депрессии. Она проявляется выраженным повышением настроения, двигательным возбуждением и ускоренной психической деятельностью. Маниакальный синдром выделяют также как отдельную патологию.
  5. Невротические расстройства. Обратимые изменения психики, сопровождающиеся астеническим, навязчивым синдромами, истериями, а также снижением умственной и физической деятельности. Сюда относят неврозы, неврастении, обсессивно-компульсивные и тревожные расстройства.
  6. Расстройства поведения. Эта группа заболеваний включает в себя нарушения со стороны питания – анорексия, булимия, сексуальные расстройства, нарушения влечений.
  7. Патологические изменения личности и поведения в зрелом возрасте. Сюда относятся параноидные, шизоидные, диссоциальные, эмоционально неустойчивые, смешанные нарушения. Стойкое нарушение личности, патологии привычек, стремление к поджогам и воровству, нарушение половой идентификации и полового предпочтения.
  8. Умственная отсталость. Характеризуется снижением когнитивных функций и проявляется в легкой, средней и тяжелой степени.
  9. Нарушения психического развития. Проявляется в отставании речевого развития, навыков счета, письма и чтения, двигательных и психомоторных функций.
  10. Эмоциональные и поведенческие расстройства детского и подросткового возраста.

С чего начать лечение

При подозрении на развитие психического расстройства требуется помощь психиатра. На приеме, после тщательного обследования, врач выбирает, каким образом больной будет получать лечение:

  • амбулаторно;
  • в стационаре;
  • диспансерный учет.

Согласно Статье 29 УК РФ, пациент может быть госпитализирован без согласия его и родственников в стационар, если его состояние обуславливает:

  • нанесение вреда себе и окружающим;
  • отсутствие возможности осуществлять элементарные действия самообслуживания;
  • ухудшение состояния, если больной не будет госпитализирован.

Раньше лечение душевнобольных не отличалось гуманизмом и деликатностью. Например, в 1936 году португальский врач Эгаш Мониш предложил способ лоботомии. То есть удаление некоторых частей мозга. После 20 проведенных операций, он огласил результаты. семь подопытных полностью излечились от душевного недуга, еще семь показали заметные улучшения. У остальных состояние осталось на прежнем уровне.

Удивительно, но этот метод приобрел большую популярность, а ее автор даже был награжден Нобелевской премией в области медицины.

В настоящее время терапия душевнобольных проводится в нескольких направлениях и имеет более щадящий подход:

  • фармакотерапия;
  • психотерапия;
  • социальная реабилитация.

Общие принципы медикаментозной терапии

Медикаментозная терапия – основной и наиболее эффективный метод лечения психических расстройств. И является приоритетным способом терапии в период обострения психического заболевания.

Ее успех основан на правильном выборе психофармакологических веществ, способе их введения, а также изменении терапии в зависимости от проявлений болезни. Каждый случай ее назначения должен быть клинически обоснован и опираться на индивидуальные особенности пациента и на симптоматику расстройства.

Следует понимать, что психотропные средства действуют постепенно, по накопительной. То есть, не стоит ждать моментального эффекта с первых дней лечения.

Очень важно строго придерживаться дозировки и курса приема препаратов, назначенных врачом. При самостоятельном снижении дозы или внезапной его отмене наблюдаются психические нарушения в виде выраженной тревожности, плохого сна, галлюцинаторных обострений, а также соматические расстройства, связанные с вегетативной дисфункцией. Возможно также развитие синдрома отмены и резистентности к препарату. Поэтому по достижении стойкого положительного результата, дозу медикамента следует уменьшать постепенно.

Только в случае безрезультатного длительного медикаментозного лечения практикуют резкую отмену лекарства, вводимого в повышенных дозах. Через небольшой промежуток времени терапию возобновляют с применением метода зигзага – быстрого увеличения дозы.

Уделяется внимание и безопасности лекарственного средства. Дело в том, что многие психотические препараты выдают побочные реакции. Наиболее частые из них – упадок сил, отсутствие побуждения к действию, апатия, заторможенность, снижение двигательной активности. Все это носит название «поведенческая токсичность». К тому же существуют такие средства, которые несовместимы с другими медикаментами, применяемыми для лечения соматических заболеваний. Поэтому врач стремится назначать средства, максимально безопасные для здоровья пациента. Исключая также риск передозировки.

Метод введения препаратов зависит от состояния больного. Они могут быть назначены перорально (таблетки, сиропы, суспензии) или парентерально (внутримышечно). В период обострения прибегают к непрерывному их введению. В этом случае хороший эффект дают внутривенные или внутривенные капельные инъекции.

Классификация психофармакологических средств

Выбор препарата для лечения психических расстройств зависит от его симптоматики. Различают следующие группы психотических средств:

Антипсихотическое воздействие, седативный эффект, снижение выраженности психомоторных реакций, купирование чувства страха,

Психозы, тяжелые психические расстройства

Антидепрессивный и стимулирующий эффект, снимают тревожность и раздражительность. Устраняют апатию, повышают настроение. Нормализуют сон и аппетит.

Депрессии, биполярное расстройство, навязчивые состояния, невроз, коррекция сна.

Транквилизаторы или анксиолитики

Устраняют тревожность и страх, проявляют успокаивающий и расслабляющий эффект, снотворное и противосудорожное действие

Биполярное расстройство, депрессия, дистимия, шизотипическое расстройство

Снотворное, успокаивающее, расслабляющее

Нормализуют метаболизм в тканях головного мозга. Улучшают умственную деятельность. Возобновляют когнитивные функции

Приобретенное слабоумие, невротические расстройства

Активизация психической активности. Ускоряют мыслительные процессы, устраняют вялость и сонливость. Улучшают работоспособность, настроение.

Астенический синдром при различных психопатологиях

Психотерапия

На этапе выздоровления, снижения выраженности симптоматики и становления ремиссии наиболее эффективным методом коррекции психического состояния больного является психотерапия.

Выделяют несколько ее видов:

  • индивидуальная;
  • групповая;
  • семейная.

На первых этапах работы с пациентом более действенной считается индивидуальная терапия. Она поможет наладить контакт с больным и снизить негативное отношение, если таковое имеется. На ее сеансах устанавливается интимная атмосфера и налаживаются доверительные отношения. Она дает возможность раскрыться пациенту, обсудить свою проблему со всех сторон.

Целью индивидуальной психотерапии является помочь человеку осознать свои планы на будущее, как можно быстрее их реализовать. Кроме этого, она позволяет скорректировать поведение пациента и обучить его новым поведенческим реакциям.

Существует множество разновидностей этого рода терапии:

  • когнитивно-поведенческая;
  • психоанализ;
  • суггестивная;
  • экзистенциальная;
  • телесная;
  • рациональная и т.д.

Особо выделяют когнитивно-поведенческую терапию, применяемую при множестве психических заболеваний. В ее основе лежит мнение о том, что психологические дисфункции человека связаны с его неправильными убеждениями и мыслями, а также стереотипным мышлением, которые отражаются на поведении больного. Но его можно скорректировать, благодаря поощрению желательных действий и игнорированием нежелательных.

Данный метод объединяет в себе 2 вида психической терапии: когнитивную и бихевиоральную. Его целью является донести до клиента ошибки его мышления и поведения, являющиеся причиной всех его бед.

  • расстройства личности;
  • аффективные расстройства;
  • гипомания;
  • невротические нарушения.

Применяется терапия и при обсессивно-компульсивных расстройствах. Как видно, такой метод лечения довольно деликатен, и позволяет решать проблему постепенно и осознанно.

Но не все идут подобным путем. Так, один американец, 19-ти лет от роду, имел навязчивую идею постоянно мыться. Однажды, не в силах больше терпеть своего поведения, решил вопрос кардинально: выстрелил себе в голову. Однако ожидаемого эффекта это не принесло. Парень не умер, а только лишь задел ту часть мозга, которая была в ответе за его навязчивость. После этого жизнь юноши полностью нормализовалась, а патология больше не возвращалась.

Примечание: такой метод лечения патологии является совершенной случайностью. Повторять не рекомендуется!

Семейная и групповая психотерапия

Групповая терапия подразумевает образование группы людей, которая находится под контролем психотерапевта. Участники группы общаются между собой о самом сокровенном, о чем не решались сказать ранее никому. Участники беседы рассказывают о своих проблемах, чувствах и переживаниях. Раскрываясь перед другими, они познают себя, свой мир, ищут решения своих проблем. Основа успешной групповой терапии – это искренность в высказываниях.

Семейная терапия основывается на мнении, что семья – это целостная структура, которая живет по своим законам. Взаимоотношения ее членов между собой играют особенную роль в динамике психического расстройства одного из них.

Семейная психотерапия позволяет проанализировать отношения в семье и выяснить, что именно накладывает отрицательный отпечаток на пациента, и заставляет его включать компенсаторные механизмы, чтобы пережить конфликтность в семье.

Установлено, что самая частая проблема семейных отношений – копирование супругами моделей поведения их родителей. Они перекладывают на супруга и детей те же действия, которые осуществляли их матери или отцы. То есть, это своего рода перенос. И партнер по браку или ребенок воспринимается в особом, в основном, не лестном свете (капризный, требовательный, тиран и т.д.). Из-за этого потом появляются трудности в семейных отношениях, накладывающие деструктивный отпечаток на психику одного из ее членов.

Наряду с психотерапией, пациентов с психическими расстройствами в стадии ремиссии подвергают социальной реабилитации. Она дает им возможность выработать элементарные навыки поведения. Например, уход за своим внешним видом, уборка в квартире, поход в магазин, поездки в транспорте, а также получение знаний, которые помогут пациентам окончить школу или получить профессию.

Помощь на дому

После выписки из стационара или при условии легкого течения заболевания пациент может получать терапию дома.

Амбулаторное лечение включает в себя два варианта:

  • консультативно-лечебную помощь;
  • диспансерный учет.

Консультативно-лечебная форма является добровольной и оказывается пациентам в случае, когда они сами обратились за помощью. Больные имеют на это право всегда, когда чувствуют потребность. Такой формат отношений устанавливается при легком расстройстве и благоприятном прогнозе. В эту также группу могут попасть пациенты со стойкой ремиссией.

Больные при консультативно-лечебной форме помощи имеют минимальные ограничения. У них отсутствует возможность поступить на контракт в армию, работать в силовых структурах или состоять на государственной службе.

Диспансерный учет – это принудительная форма амбулаторной помощи. Человек обязан регулярно посещать участкового врача-психиатра или же медик приходит к нему. Как правило, такому наблюдению подлежат пациенты с хроническими расстройствами, сопровождающиеся тяжелыми проявлениями. Чаще всего это нарушения с бредом и галлюцинациями. А также те расстройства, которые дезадаптируют человека в обществе.

Такие больные лишены возможности получить водительские права или разрешение на хранение оружия. Им противопоказана работа с детьми, особо опасные профессии и материально ответственные должности, госслужба. Трудовые ограничения устанавливаются на 5 лет, после чего могут быть пересмотрены.

Если у пациента 3 года наблюдается стойкая ремиссия, с него снимают диспансерное наблюдение, но при условии, что он на протяжении всех этих лет регулярно посещал врача.

Психические расстройства затрагивают самые разные структуры нашей психики. И ее лечение – длительный и трудоемкий процесс. Он требует немалых усилий и терпения. Но, подходя к вопросу комплексно и со всей ответственностью, это наверняка позволит достичь положительных результатов или обрести полную гармонию с самим собой.

Читайте также: